Трубе запретили соло

Самый несчастный трубопровод в мире, Северный поток-2, переживает еще один удар. Федеральное сетевое агентство Германии окончательно отклонило заявление компании Nord Stream 2 AG об освобождении балтийского газопровода от регулирования ЕС.

Из решения регулятора ясно, что Nord Stream 2 не соответствует требованиям немецкого нормативного акта об освобождении от регулирования по причине его незавершенности. 

Компания Nord Stream 2 AG, полностью принадлежащая "Газпрому", подала заявку на освобождение газопровода от регулирования ЕС в начале 2020 года. В принципе возможность освобождения предусмотрена в Директиве ЕС о внутреннем газовом рынке. Исключение, как правило, распространяется на трубопроводы, строительство которых уже было завершено в мае 2019 года.

Хотя Nord Stream 2 еще не был завершен в мае прошлого года, компания Nord Stream 2 AG утверждала, что срок завершения не должен толковаться узко. По мнению Nord Stream 2 AG, недостаточно рассматривать завершение работ исключительно в структурном и техническом смысле. Напротив, следует учитывать, что к моменту вступления в силу новой директивы о внутреннем газовом рынке уже были вложены миллиарды. 

Но Федеральное сетевое агентство отвергло эту аргументацию. Заинтересованной стороне было предоставлено время до 8 мая для приведения новых действенных аргументов. И вот сегодня последовало окончательное решение регулятора.

Регулятор немецкого энергорынка постановил, что «Северный поток-2» должен соответствовать европейским нормам конкуренции: поставщик газа («Газпром») не может быть одновременно владельцем трубы.

На практике это означает, что даже если газопровод будет достроен к концу 2020 года, половину его мощности - 27,5 млрд кубометров в год из 55 млрд - российской газовой монополии придется отдать независимым поставщикам.

Выполнить требования «Газпром» не в состоянии: лишь его месторождения подключены к «Северному потоку-2», а кроме того, ни одна другая российская компания не имеет права на экспорт природного газа.

Таким образом труба уперлась не в стену, которую хотя бы в теории можно снести, а в пустоту, созданную ее владельцами. А пустота, как известно Пелевину, непреодолима.