В связи с назначением Грызлова послом в Минск, один мини-мемуар

18 января, 17:00
Итак, осень 2004-го, Киев. Только что закончился второй тур президентских, и киваловский ЦИК объявил победу Януковича. В центре Киева стоит огромный многотысячный оранжевый майдан, Ющенко, Тимошенко, все пироги. Кризис, цветная революция, непризнание итогов… переговоры.

Дед Кучма, Ющенко, Янукович, Солана и Квасьневский… нужен шестым кто-то от Москвы. Москва присылает на переговоры Грызлова. В аэропорту Борисполь его у трапа встречает с распростёртыми кто? Правильно, посол России Черномырдин. Куда они едут из аэропорта? Правильно, на охоту. Что они там делают? Правильно…

На следующий день переговоры шестерых, где принимается историческое решение о третьем туре. Грызлов сидит весь зелёный и молчит. Единственное, что он сказал тогда — когда Кучма спросил его о позиции России по поводу соглашения, Грызлов с трудом выдавил из себя «да»… и сразу же удалился в сортир. Потому что Виктора Степановича, пока он был жив, никто никогда не мог перепить. Даже Кучма, что уж там Грызлову. 

Собственно, это всё, что я имел сказать о кремлёвском империализме.