За отставленным Аваковым пришел черед Разумкова?

21 сентября, 08:00
О значении личности, точнее, персоны, в нашей политике известно всем. Поэтому с интересом понаблюдал за Согласительным советом ВР, которое произошло после публичного наезда на спикера Рады Дмитрия Разумкова со стороны его первого зама Руслана Стефанчука и лидера фракции «Слуг» Давида Арахамии.

Понятно, что этот наезд произошел не просто по разрешению, а по прямой команде президента Зеленского, здесь Андрея Ермака явно было бы недостаточно. А это значит, что политическая ревность и страх соперничества у Владимира Зеленского уже зашкаливает. Потому что поводом послужил, в общем-то, малозначимый поступок Разумкова, своим решением отправившим злополучный «антиолигархический» законопроект в Венецианскую комиссию. Вопреки желанию президента, строящего на этого законе свой пиар.

Сейчас Разумков на самоизоляции в связи с ковидом. Но он изыскал любопытную форму — провел Согласительный совет в форме видеоконференции, оставив Стефанчуку лишь функцию подсчитывать голоса. Это буквально прямым текстом означает: Руслан Алексеевич, не спеши занять мое кресло, я его еще не освободил.

Давно писал, что Разумкову рано или поздно придется определяться, с кем он. Конечно же, ему было бы удобнее определяться на патриотической теме вроде непризнания «формулы Штайнмайера». Но приходится на куда более сомнительной — псевдоборьбе с олигархатом.

Пока окончательных слов не сказано и последних шагов не сделано. Но конфликт спикера с президентом явно назревает. Свидетельством тому и то, что Юлия Тимошенко с ее опытом на том же совещании уже впрямую апеллировала именно к Разумкову как к некоему объективному персонажу от власти.

Пока не могу утверждать ничего определенного насчет самостоятельной политической карьеры Разумкова. Неясно даже, состоится ли она в принципе. Но несомненно одно: гораздо важнее, чем верные соратники и даже ресурс на свою политическую силу, готовность Дмитрия Александровича. Готовность подняться из окопа под обстрел и во всеуслышание заявить: «А король-то голый!».

Когда это делать и делать ли вообще, может решить только он сам.