Как в СССР скрывали катастрофы и смерти людей

23 мая, 20:25
Любители совка очень любят рассказывать, что в их любимом "вместилище вкусного пломбира", якобы, "не было никаких катастроф и трагедий".

"Не было" потому что каждая катастрофа, каждая человеческая смерть (включая смерти детей) случившиеся не по вине "проклятых капиталистов", а из-за преступных действий или халатности советского руководства, тщательно скрывались и хоронились в архивах спецслужб под грифом "секретно". А свидетелей запугивали и брали с них подписку о неразглашении.

Вот только одна из таких традегий.

16 мая 1972 года около 12:30 самолёт Ан-24Т 263-го отдельного транспортного авиационного полка авиации Балтийского флота СССР, совершая полёт с целью облёта радиотехнической аппаратуры, потерпел крушение в сложных метеоусловиях, зацепив дерево. После столкновения повреждённый самолёт пролетел ещё около 200 метров и рухнул на здание детского сада в Светлогорске. В катастрофе погибли 35 людей: все 8 человек экипажа самолёта, 24 ребёнка и 3 сотрудника детского сада.

В официальных источниках часто встречается, что умерло 23 малыша, а не 24. Путаница эта произошла оттого, что отец одной из воспитанниц детсада, капитан дальнего плавания, попросил повременить с похоронами дочки до его возвращения из рейса. Девочка не лежит в братской могиле с остальными детьми, поэтому о ней обычно забывают.

Ан-24 взлетел из Храброво в 12 часов 15 минут. Общее руководство полетом выполнял оперативный дежурный КП авиации подполковник Ваулев, он же дал и разрешение на выполнение задания. Набрав высоту, самолет вышел на точку в районе Зеленоградска , «привязался» к ней и пошел к мысу Таран. Затем сделал над морем разворот, чтобы выйти на заданный пеленг. Над морем уже лежал плотный туман. Столкновение самолета с препятствием произошло на 14 минуте 48 секунде полета. При этом черные ящики зафиксировали: высотомер показывал высоту 150 метров над уровнем моря. Фактически же от подножия обрывистого берега до верхушки дерева было не более 85 метров.

В деле есть схема разрушения самолета. Командиру не хватило каких-то долей секунды. Выйдя из тумана, он все понял и потянул рули на себя. Но было поздно. Самолет обогнул стадион, едва не задев колесо обозрения в парке, и своей левой плоскостью срубил верхушку высоченной березы. 

На схеме до сантиметров зафиксировано падение крылатой машины.



Почему же врал высотомер? Оказывается, накануне этого полета в ВВС ВМФ было принято "гениальное' решение: заменить высотомеры с ИЛ-14 на АН-24. Работоспособность устройства при этом никто не проверял. Проведенные впоследствии эксперименты показали, что высотомер, переставленный с Ил-14 на Ан-24, давал погрешность до 60-70 метров. В результате самолет летел на 60 метров ниже, чем было необходимо, а туман помешал пилотам сориентироваться в происходящем.



Одними из первых падающий самолёт увидели немногочисленные отдыхающие, оказавшиеся в тот день в парке, и школьники, у которых на городском стадионе заканчивался урок физкультуры. 

— Мы возвращались в свою школу по лесной тропинке, которая шла мимо детского сада, — вспоминает бывший ученик одной из школ Николай Алексеев. — Увидев падающий на наши головы самолет, мы оторопели от ужаса, кто-то попытался бежать. «Стойте!» — закричал нам наш учитель. Встав как вкопанные, мы замерли на месте. Мы стояли и смотрели, как эта неуправляемая махина, окатив нас жаром своих турбин и теряя высоту, пронеслась над нашими головами.

Первыми случайными жертвами в тот день стали школьницы-старшеклассницы Таня Ежова и Наташа Цыганкова. Девочки подходили к детскому саду, как вдруг…

— До детского садика оставалось несколько метров, как нас обдало горящими парами авиационного топлива, — вспоминает Татьяна Ежова, с которой мы встретились на месте трагедии. — Мы даже не успели ничего понять, как в одно мгновение на нас вспыхнули волосы, одежда, обувь. Мы были в сильнейшем шоке от испуга и невыносимой боли. Вокруг ни души, и мы одни посреди улицы, объятые пламенем…

А самолет продолжал нестись к детскому садику, спрятанному в массивных елях. Детсад считался ведомственным (от санатория «Светлогорск»), и в нем было, как это водится, все самое лучшее: от условий пребывания детей до зарплаты персонала. Служебное положение родителей вполне оправдывало статус этого учреждения: начальник милиции, начальник ГАИ, первый секретарь горкома комсомола, сотрудник Светлогорского суда, главврач. Сам детсад собой представлял насчитывавшее два этажа здание, посещали которое 25 детей.

Воспитанники традиционно вели подготовку к обеду, Возвратившись с прогулки, детвора расселась по своим местам в ожидании обеда. Столовая наполнилась ароматом горячего супа. Повар Тамара Янковская наверняка, как обычно, не спеша прохаживалась между столиками, наблюдая, чтобы воспитанники кушали аккуратно, не спеша, и правильно держали ложки.

Выглянув в окно, воспитатель Валентина Шабашова-Метелица увидела своего сына Андрея. В тот день мальчик прогуливался с бабушкой Ниной по городу. Около детского сада Нина Сергеевна встретила соседку. Остановились поболтать. «Бабуль, я сбегаю к маме на минуточку?..» — попросился Андрей. Валентина выбежала к нему навстречу. Мать с сыном успели только обняться…

В следующее мгновение здание детского сада потряс чудовищной силы удар. Потерявший при падении обе плоскости и шасси, ополовиненный фюзеляж на высокой скорости протаранил второй этаж, похоронив под своими обломками всех. Авиационное топливо, вспыхнувшее от удара с новой силой, за считаные секунды поглотило в своем пламени все живое.

Рядом с пылающими руинами детсада на дороге валялась кабина самолета. В ней, вцепившись в штурвал, сидел мертвый летчик. Второй пилот лежал на дороге. Ветер то сбивал с него пламя, то раздувал с новой силой.

— На него никто даже ведра воды не вылил, — вспоминает жившая по соседству старушка. — Подойти близко к нему было невозможно.

Почти одновременно к месту катастрофы прибыли милицейские наряды, пожарные, военнослужащие соседних воинских частей и моряки Балтфлота.

И что же сделали советские власти? Ни одно средство информации не сообщило о трагедии, в городе ввели режим ЧС, окружили тройным оцеплением. Были отменены электрички, жителям запретили выходить из домов. Отключили телефоны и электричество. С родителей взяли подписку о неразглашении, а к утру (!!!!) на месте детского сада красовалась клумба.

За считаные минуты было выставлено тройное оцепление. Вооруженные солдаты, крепко сцепившись за руки, едва сдерживали несчастных матерей, рвавшихся туда, где в страшном огне погибли их дети. Кое-как удалось оттеснить их на безопасное расстояние. Вдоль дороги, на почерневшем от копоти газоне, военные разложили белые простыни. Тут же спасатели на них стали укладывать извлеченные из-под руин останки детей. Многие, не выдерживая, закрывали глаза, отворачивались. Кто-то падал в обморок.

Чтобы спецтранспорт смог припарковаться и забрать останки погибших, спасателям и пожарным пришлось растаскивать в разные стороны с узкой улочки груду кирпичей и искореженные фрагменты самолета. Асфальт покрылся многочисленными бороздами, больше походившими на кровоточащие раны. Тут же появились с брезентовыми носилками солдаты. Два крепких бойца пронесли рядом с Валерой Роговым обгоревшее тело летчика. Потом — другого, третьего. Кто-то схватил Валеру за руку. Мальчик обернулся и увидел заплаканных женщин, которые, показывая пальцем на дымящиеся руины, закричали ему: «Почему они там, а ты здесь?! Ты должен был быть с ними! Твоей маме сказали, что ты с ними!..»

На 24 часа в курортном Светлогорске было введено чрезвычайное положение. Жителям запретили не только покидать город, но и даже выходить из домов. Отключили электричество и телефоны. Город замер, люди сидели в темных квартирах, словно в убежищах во время войны. С вечера на побережье дежурили наряды милиции и дружинники: было опасение, что кто-нибудь из родственников погибших решит утопиться. Работы по расчистке завалов и поиску тел погибших продолжались до глубокой ночи. Остатки руин, как потом выяснится, вывозили на свалку на окраине города.
Еще долгое время в ее окрестностях будут находить обгоревшие детские книжки и игрушки, детали и предметы военной амуниции…

Как только последняя груженая машина покинула пределы города, место, где еще накануне стоял детский садик, разровняли, обложив дерном выжженную землю. Чтобы скрыть от посторонних глаз следы трагедии, было принято решение разбить на том месте большую клумбу. Самолет рухнул вскоре после полудня, а уже к 9 часам вечера согнанные властями моряки закончили разбирать завалы. Утром 17 мая их каторжный труд завершился. Обломки самолета и тела вывезли, всё тщательно убрали.

— К утру садика будто и не было никогда — на его месте расцвела клумба! — вспоминает Андрей Дмитриев. — Многие родители тогда глазам своим не поверили. Выжженная земля срезана, уложен дерн, дорожки, посыпанные битым красным кирпичом. Обломанные и обгоревшие деревья спилены. И только резко пахло керосином. Запах держался еще недели две…

Работники сада Тамара Янковская, Антонина Романенко и случайно зашедшая проведать в тот день ее подруга Юлия Ворона с тяжелейшими ожогами были доставлены в военный госпиталь. Кроме родственников их в больнице ежедневно навещали сотрудники КГБ, готовые на любую помощь в обмен на молчание.
К сожалению, Романенко умерла быстро, не приходя в сознание, Янковская — через полгода, а Ворона выжила. Погибших детей и воспитателей похоронили в братской могиле на кладбище, недалеко от железнодорожной станции Светлогорск-1. В день похорон было ограничено движение по автодорогам, соединяющим областной центр со Светлогорском.

Одновременно с этим были отменены дизель-поезда, перевозившие пассажиров из Калининграда в курортный городок. Официальная версия — срочный ремонт подъездных путей, неофициальная — минимизация огласки всех обстоятельств авиакатастрофы. В день похорон погибших детей на кладбище в Светлогорске собрались более 7000 человек.



На похоронах сотрудники КГБ запретили фотографировать и засвечивали пленки у тех, кто это делал. Но несколько снимков близким погибших сделать все же удалось.



В итоге во всем обвинили летчиков. В их крови экспертиза «нашла алкоголь». Поэтому их имена были вычеркнуты из списка погибших, их запретили хоронить рядом с «их жертвами».

Все было засекречено на десятилетия.
Сейчас мы знаем, что летчики выполняли приказ по полетам на низкой высоте, проверяя возможность уходить от радаров. Летчики следовали приказам земли, на самых низких высотах локатор не видел цели, самолет задел дерево и рухнул.

Уголовного дела не возбуждали. Секретным приказом было снято с должностей 40 военных.
Официальные материалы не опубликованы.

На фото той самой, погибшей группы детсада. Справа — воспитательница Валентина Шабашова-Метелица (погибла), слева — заведующая Галина Клюхина (в тот день ее не было на работе).



В 1994 на месте трагедии построили часовню.





А гордиться историей СССР и самим СССР - значит гордиться чередой бесконечных преступлений, смертей и лжи.