Архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби говорит, что «цвет кожи Исуса Христа не был белым»

29 июня, 14:30
Очень странное заявление. Нигде в Новом Завете не описывается внешность Христа. В этом и есть его универсализм. Потому-то он и может восприниматься разными расами как «свой». Чёрными, белыми, азиатами, индейцами.

В последнее время, правда, додумывают его внешность как реконструкцию. Например, исходя из того, как в его время выглядели семиты. А как они выглядели, может стать открытием для христиан (в т.ч. для канонически сложившегося образа Исуса - с длинными волосами и бородой). Например, фрески синагоги в Дура-Европос показывают сцены из Ветхого Завета, и там семиты нарисованы с короткими причёсками и без бород или с небольшой небритостью.
Но и по поводу «национальности» - тоже универсализм. Христос был иудеем, но ряд учёных говорят, что, но вполне возможно – не семитом. В иудаизме это не было странностью, что позднее показала история тюрок караимов, принявших иудаизм. Ни доказать, ни опровергнуть это тоже нельзя.

Единственное описание внешности Исуса, кстати, есть в исламе. Но и оно противоречивое. Вот ряд хадисов:
«Абдулла ибн Умар (радыАллаху анхума) передает, что Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) сказал:
«Я видел (пророков) Ису, Мусу и Ибрагима (алейхимус-салям). У Исы был красноватый цвет лица, курчавые волосы и широкая грудь». (Сахих Бухари, хадис 3438)».

Абдуллах ибн Умар (радыАллаху анхума) передает, что Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) сказал:
«Прошлой ночью в Каабе я заснул и увидел во сне человека с кожей цвета пшеницы, его волосы струились по его плечам, и с его головы капала вода. Он держал руки на плечах двух других мужчин, и они все вместе делали обход (таваф) Каабы. Я спросил: «Кто это?», и мне ответили: «Это (Иса) Аль-Масих (Мессия), сын Марьям». (Сахих Бухари, хадис 3440 и Сахих Муслим, хадис 169)».
Некоторые говорят о неточных толкованиях при переводе, но тут я не буду никакую версию высказывать, лучше пусть это сделают люди, хорошо понимающие Коран и контекст того времени.

Правильнее, наверное, этому архиепископу Кентерберийскому было бы сказать, что «Исус мог быть любым, и внешность его неважна. Вы можете представлять его чёрным, белым или красным, но он пошёл на крест за тем, чтобы люди не делали таких различий в цвете кожи».