Ад - это мы!

25 августа, 15:22
Мы все - матери Терезы и благородные доны, на нас нет ни капли невинной крови. И мы всех немцев засудим, засадим и объявим выродками.

75 лет назад закончилась самая кровавая война в истории человечества. Когда она закончилась, человечество застыло в ужасе от того, что оно натворило. И ему потребовалось хоть какое-то объяснение случившегося, которое его бы примирило с самим собой.

И такое объяснение было найдено: во всем виноваты немцы. С немцами-де с самого начала что-то пошло не так. Они националисты, этатисты, жлобы и животные. Он все это организовали, всех убили, и во всем виноваты.

А мы все - матери Терезы и благородные доны, на нас нет ни капли невинной крови. И мы всех немцев засудим, засадим и объявим выродками.

Короче: историческая вина и денацификация. Немцам запрещено вспоминать некоторые эпизоды своей истории, велено все время каяться и качать головой в жестоком раскаянии.

Так же запрещено петь некоторые песни (включая первый куплет национального гимна) и (самое главное!) запрещено рисовать крестик особым специальным образом.

И вот этим запретом на песню и на рисование крестика мы-де вылечим немцев от их жестокости, они станут ангелами и вольются в нашу дружную семью народов, которые ангельскими были изначально.

Для простоты картины было решено забыть про зверства англичан в колониях, про истребление индейцев в Новом Свете, про французскую работорговлю и сталинский геноцид. И с позиций такой забывчивости - судить немцев, дрожа честным лицом от праведного гнева.

Также политкорректно было не вспоминать, что из 6-ти миллионов евреев 4 миллиона были убиты местными активистами (поляками, украинцами, белорусами, латышами, литовцами и пр., в т.ч. и русскими). Все это сделали немцы и их (и только их) нужно лечить.

К чему это привело? А вот к этому неожиданному для себя открытию, что избиение людей в промышленных масштабах, повседневная рутина в виде дубинки в анусе у обывателя, разорваные влагалища и выброшенные на помойку невесть откуда взявшиеся трупы - это все не из фильма про плохих гестаповцев, а наша обычная жизнь в богоспасаемых России и Белоруссии...

Прибавим сюда еще и новичок с пулей для политических оппонентов, издевательскую расправу под названием суд, абсурдные законы и иезуитские, вездесущие спецслужбы...

Как всегда простое объяснение оказалось неверным. Проблема не в немцах. Не в гестаповцах. Не в злом Эйхмане. Стало уже общим местом повторять заглавие известной книги Ханны Арендт "Банальность зла".

За последнее время мы сильно расширили свое знание о себе. И на нашем собственном фоне гестаповцы теперь не кажутся нам такими уж инфернальными гражданами в костюмах Хьюго Босс.

Наши полицейские оказались нисколько не менее брутальными пацанами. И в каком-то смысле даже более изобретательными и предусмотрительными. Например, гестаповцы и эсэсовцы не прятали своих лиц...

Услужливый мозг тут же подсказывает свалить все на полицейских: вот мол они во всем виноваты! Цепные псы режима, новые опричники! Это такой специальный быдляк из предместий. Малообразованные садисты, вымещающее на простых людях своих комплексы и свою неуспешность.

Ан, нет... Тут уже подтянулись и училки-хохотушки, за ними - врачи с зачатками интеллигентности и просто серые чиновники с унылыми лицами...

Все они потихоньку жгут своих евреев... А кто не жжет, тот белье сортирует, коронки рвет или эшелоны подгоняет...

Жан-Поль Сартр как-то сказал про все это, что "ад - это другие". Это спасительное объяснение сильно подвело человечество. Я уже писал про это, но повторюсь: ад - это мы. У каждого у нас есть в душе свой ад. Все мы немножко Эйхманы. Каждый из нас по своему - Эйхман.

Держите своего Эйхмана. Не выпускайте его на волю. Даже если вас очень попросил директор школы или заведующий клиникой. Не думайте, что у вас его нет. У всех есть. У каждого.

Просто не все встали перед выбором. Вас просто Бог миловал и не поставил перед ним. Когда вы окажетесь перед этим выбором, мало кто сможет удержать своего Эйхмана. Большинство его выпустит. Объяснений будет масса. И все они будут для вас убедительными.

А потом будут горы трупов. И нужно будет снова искать виноватых. И это опять будем не мы... Или в этот раз мы?