"Апатичный и смиренный" или "Циничный и двуличный" - кого нам в наследство оставил СССР?

23 сентября, 10:38
Апатия и смиренность россиян во время избирательной кампании выборов в Госдуму-2021 позволили политическим аналитикам признать, что пропаганда в СССР была крайне эффективна.

"Хомо советикус" или "человек советский" - эрзац человека вылощенный в "Тюрьме народов" должен был стать примером, образцом "простых людей", в которых Кремль планировал превратить все человечество.

Это эксперимент был всем хорош. Вот только СССР пал из-за желания чекистов воспользоваться наворованным.

В 1950-е года в рамках «Гарвардского проекта», социологи и спецслужбы США опрашивали и исследовали установки «второй эмиграции» - советских людей, сбежавших на Запад после окончания Второй мировой.

Характеристика была очень лаконичной: россиянин (советский, постсоветский человек) – лукавый, хитрый, коварный (типичный чекист).

К таким же выводам приходит и современная российская социология. Социолог Алексей Титков из МВШСЭН прослеживает эволюцию хомо советикус - простого россиянина:

"Концептуальный поворот связан со смещением интереса к таким характеристикам "советского человека", как его "приспособленность", "лукавство" и "двоемыслие".

К началу 2000 годов триада «приспособленный, лукавый, ограниченный» выходит на первый план.

Более поздние версии общей характеристики: «циничный, двуличный, апатичный».

Показательно представление данных об отношении к государству.

Обзор второй волны (1989-1994) фиксирует тенденцию «к дальнейшему разгосударствлению и так называемой «приватизации» человека»; «все параметры государственной идентификации теряют значение, зато набирают вес традиционные (история, земля, обычаи и др.).

В третьей волне обзор с аналогичным названием «Человек советский десять лет спустя: 1989-1999» заголовок раздела уже с вопросом: «Человек разгосударствленный?». Данные третьей волны показывают ещё большее «разгосударствление»: «Укрепились - притом значительно - две позиции: «ничем не обязаны государству» и «стать свободными людьми».

Представление о том, что граждане «ничем не обязаны государству», реально служит оправданием широко распространённого лукавства по отношению к государственным институтам. Отторжение от обязанностей по отношению к государству не означает поэтому освобождение человека от государственной зависимости. Последняя лишь приобретает в общественном мнении обоюдно-лукавый характер.

Режим двоемыслия (мозаичность сознания, партикуляризм, способность соединять кажущиеся несовместимыми нормы и представления) породили бесхребетного человека, не способного сопротивляться, но способного выдержать внешнее давление и контроль.