Белая Аргентина

16 июля, 21:24
Аргентина - самая белая страна Латинской Америки. Уничтожение индейцев было там наиболее масштабным, гораздо масштабнее, чем даже в соседнем Чили, где на юге продолжают жить недобитые индейцы арауканы.

В Аргентине же, если не считать тропического севера страны по границе с Боливией и отчасти с Парагваем не то, что индейцев нет, а и метисов то немного. Страна практически чисто белая

Тем не менее, на флаге этой практически чисто белой страны изображен инкский бог солнца. Как так вышло?

Это очень поучительная история

В начале XIX в. в силу обстоятельств, находящихся вне контроля (а возможно и понимания) тогдашних аргентинцев, их страна обрела независимость. Не то чтобы она к ней стремилась. Вообще крайне ошибочно считать, что Аргентина или Соединенные Штаты “воевали за независимость”. Это просто неправда. Изначально бурление во всех этих странах было супер лоялистским. Что креолы в Буэнос Айресе, что плантаторы в Александрии не мыслили себя иначе как в составе Испанской или Британской империи. Они были вполне лояльны монарху - в Лондоне или в Мадриде - и постоянно эту лояльность подчеркивали.

Бурление было не за выход из состава колониальных империй, а за решение сугубо местных проблем. Скажем, в случае латиноамериканских стран это была прежде всего проблема креолов и peninsulares. Местные богатые (и плюс минус чисто белые) креолы не понимали, почему они не могут занимать никаких постов в собственном вице королевстве, а вынуждены подчиняться присланным варягам с Иберийского полуострова (отсюда peninsulares), которых собственно и назначают на 99% высших должностей. То есть это было движение прежде всего против варягов, а не против Монархии.

И в Латинской Америке, и в США, бурление было начато региональными элитами, которых возмущали чисто местные проблемы и они пытались обращаться с ними на деревню дедушке, пардон, к королю. И там и там это ни к чему не привело. Конфликт накалялся, ставки повышались. На первых стадиях конфликта бурлящие все еще хотели остаться в составе империи, просто на renegotiated условиях. Ни хрена из этого не вышло. Столица отказалась идти на компромиссы и решила подавить мятеж силой. И все бы у нее скорее всего получилось, если бы не внешнее вмешательство

Именно в силу внешнего вмешательства и Аргентина, и США получили независимость к которой вовсе не стремились. Вот кстати как выглядел первый флаг американских революционеров. Юнион Джек с него убрали позже.

Ну вот как-то так местные землевладельческие элиты начали бухтеть, а дальше в силу обстоятельств на которые они вообще никак повлиять не могли, они обрели независимость. Причем в случае Испании контраст между до и после был особенно острым, Англия то не просто осталась великой державой, но и даже усилилась. А вот Испания в XIX в. обнулилась - и очень быстро.

Местные креольские элиты пытались решить чисто местные вопросы (присылайте поменьше варягов плиз) а остались в итоге с независимостью, к которой совершенно не стремились.

А вот здесь следите за руками. Мы очень сильно преувеличиваем “независимость” и “оригинальность” своих действий. Чуть менее чем в 100% случаев мы не придумываем что-то оригинальное а выбираем из известного.

В особенности это касается решений коллективных. Сам ты может и сделал бы что то оригинальное - когда ни перед кем не надо за это отчитываться. Но с коллективными решениями это не прокатит. В рамках институции решение нужно не просто принять, а еще и обосновать. То есть оно должны быть не просто “эффективным” (откуда они знают какие эффективные? ниоткуда), а justifiable. Или иначе - unobjectionable

Иными словами, чтобы решение удалось пропихнуть через институцию оно должно быть суперконформным и вызывать меньше всего вопросов. Оно должно походить на что-то уже хорошо известное, а в идеале - на некоторый байдефолтный вариант, на который все ориентируются, пусть даже бессознательно. Чтобы институция приняла ваше решение оно должно выглядеть точь в точь как что-то уже хороше членам этой институции известное.

Так вот, на момент достижения Аргентиной независимости, дефолтным вариантом, особенно для серьезного, приличного государства была монархия. Поэтому руководитель аргентинской революции Бельграно предложил не выкобениваться, а делать монархию, чтоб все было как у людей. А во главе посадить инку

Почему инку?

Ну вот смотрите, изначальное решение делать монархию вообще не было решением. Это был просто выбор байдефолтного на тот момент варианта, по умолчанию. Но как только он был сделан, все дальнейшее выводилось оттуда с железной логикой.

У нас будет монархия. Какая монархия? Древняя. Мы что, дебилы, новую монархию делать? Нет, мы старую восстанавливаем

Тут правда вышла засада. Старых монархий, которые можно было бы убедительно восстановить под рукой было не так уж и много. Нет, в Южной Америке конечно разные цивилизации бывали, но ни у амазонских всяких ни даже у большинства андских не было красивого мифа, который можно было бы апроприировать чтобы возвести к нему свои корни. Единственный красивый и известный миф в шаговой доступности - это тысячелетнее государство инков. Других нет. Значит выбираем его.

Тут же начался поиск нужного инки на престол. Надо понимать, что потомки инков к тому моменту - это креолы, богатая землевладельческая элита, среди которой редко у кого осталось хотя бы несколько процентов индейской крови. И уж совсем мало кто сохранил хоть что то из индейской культуры. Они давно уже жили как испанская аристократия.

Некоторые предлагали в монархи полковника испанской армии, который раньше представлял Перу в испанском парламенте в Кадисе. Другие предлагали поискать все-таки более аутентичных индейцев. В рамках “инкского плана” на национальный флаг, изначально представлявший собой просто голубой-белый-голубой триколор добавили “майское солнце” - инкского бога если по простому.

То есть под восстановление тысячелетней инкской монархии уже начали верстать национальную символику. Аргентину еще Аргентиной назвать не успели, а уже и флаг откорректировали и монеты с богом солнца отчеканили.

Ни из инкского плана, ни из других монархических проектов тогда ничего не вышло. Опять же, в силу обстоятельств, на которые тогдашняя аргентинская элита повлиять не могла, да которые возможно и понимала то не очень. Все планы реставрации тысячелетней монархии сдулись и Аргентина осталась обычной такой скучилищной республикой. И только национальный флаг государства напоминает о том, что изначально отцы-основатели независимой Аргентины планировали повести свое новое государство по совсем другой ветке развития.