О численности сословий в России

3 августа, 07:28
В России численность «официальных самозанятых» около 850 тысяч, такие данные были озвучены председателем Российского союза налогоплательщиков Артемом Кирьяновым.

Симон Кордонский - к.ф.н., профессор, заведующий кафедрой местного самоуправления НИУ-ВШЭ по поводу сословий в России:

«…о численности сословий. Это не статистические данные, а модель, построенная на гипотезе, что у нас все распределяется пропорционально. Где-то мы взяли статистику (например: на 10 тысяч населения столько-то полицейских, врачей, учителей и так далее), где использовали экспертные оценки, и вот что получилось:

— власть, которая обслуживает саму себя, первые лица с «мигалками», «вертушками» — 0,26% населения, примерно 392 тысячи человек; 
— народ, получающий зарплату, пенсии, пособия за обслуживание самого себя (когда врачи лечат учителей, а учителя учат детей врачей) — почти 44%, около 65,7 миллионов человек; 
— бизнесмены и коммерсанты, имеющие доход от обслуживания бизнеса (финансовый промысел) — 2,3%, около 3,5 миллионов человек; 
— «враги народа» — профессиональные преступники, те, кто «в законе» и «в авторитете» и имеют доход от обслуживания криминалитета и маргиналов — 1,8%, почти 2,7 миллиона человек…

…в нашей социальной структуре отсутствует место для самозанятых, продолжает свою мысль Кордонский. Само их существование (это от 20 до 40% активного населения) противоречит разделению на «власть», «народ», «активное население» и «маргиналов». Они (самозанятые) непонятно кто. 

Поэтому два года назад и дали поручение — «определить социальный статус самозанятых». Поскольку нашему чиновничеству эти слова совершенно непонятны, что такое «социальный статус» они не слышали, то занялись определением фискального статуса самозанятых и определили его: вышел закон о налогообложении самозанятых. При этом их статус в социальной структуре, как и прежде, непонятен…»

В принципе, если Алексей Нечаев сможет стать фигурой, интересной для тех, кого мы называем «самозанятыми», а на самом деле тех, кто живет своими «промыслами», можно говорить, что он будет выражать интересы минимум 10% населения. 

И еще - что Симон Кордонский говорит об отношении самозанятости к бизнесу.

То, что в России обычно называют малым и средним бизнесом, на самом деле промысел, который возникает там, где слабый рынок.

В чем отличия?

Бизнес можно продать, а промысел может быть унаследован или уничтожен, передать его крайне сложно.

Бизнес работает на деньги, на капитализацию, а промысел — на репутацию мастера, на социальный капитал, который уже потом можно перевести в деньги.

У промысла на выходе — уникальный продукт, у бизнеса — товар. Бизнес оценивается по экономической эффективности, промысел — по социальной: люди заняты делом, жизнь кипит.

Российская экономика не рыночная, она промысловая…

А как вы думаете, наша экономика, она какая «рыночная» или «промысловая»?