Объективная реальность существует, но она отлична от того что вы привыкли ею называть

20 февраля, 08:00
Эпоха информационного господства и метамодерна сделала адекватность главным и, по сути, единственным конкурентным преимуществом.

Неважно насколько человек могущественен, какие ресурсы и армии за ним стоят. Если он увидел мост там, где есть только пропасть – он летит в пропасть. Верно и обратное – при крайне малых возможностях, но адекватном видении ситуации, инструментов и путей достижения цели можно проложить дорогу к тому, что кажется недостижимым.
 
Ранее адекватность была саморазумеющимся явлением: если человек не повторил проработанные предками приёмы выживания – не заготовил еду на зиму, не построил тёплое жилище – он крайне быстро умирал. Хотя и это повторение со временем выродилось в бессмысленные ритуалы.
 
Увеличение производственных и сервисных мощностей, кризис смыслов, породившие «британских учёных» во всех направлениях мысли, создали иллюзию, что адекватность – необязательный аспект выживания. Пребывать в иллюзиях стало не только безопасно, но и модно.
 
Вообще, адекватность – это соответствующее реальности понимание объектов, связей, данных. Для более адекватного понимания явления рекомендуем ознакомиться с теорией информации и её свойствами – наукой, которую один не самый адекватный, но очень харизматичный и «справедливый» дракон называл «реакционной лженаукой».
 
Да, объективная реальность существует, несмотря на измышления экзистенциалистов, постмодернистов и прочих любителей отрицать очевидное.

Если в вашей реальности пары бензина не горят или не существуют, то скоро вы станете номинантом на премию Дарвина.
 
Спустя несколько поколений целые системы заблуждений укрепились не только в среде андеграунда, но и политических элит (первый закон диалектики работает, как и социальная мобильность per fundo). А как ещё можно назвать ситуацию, когда одни руководители считают нормальным определять принадлежность к нации по составу генов и пропорциям черепа, а другие согласны с тем, что представители ЛГБТ – люди первого сорта?