Переизбыток элит приводит к революции

Еще в 2016 году в Bloomberg вышла статья Питера Турчина о “перепроизводстве элит” в США.

Так благодаря экономическому росту в период с 1983 по 2010 год несмотря на рост неравенства, в абсолютных числах число домохозяйств с совокупной стоимостью активов в 10 миллионов долларов и выше выросло с 66 000 до 350 000. Все выросшее в этих домохозяйствах население традиционно отличается большей политической активностью (тут ничего удивительного нет - исторически у аристократии было свободное время заниматься и интересоваться политикой). Но рынок политических позиций за этот же период не увеличился: как было 100 сенаторов и 435 Конгрессменов так и осталось. Более того, за то же время с 400 000 до 1,2 миллионов (в 3 раза) выросло число обладателей юридических степеней, которые в США традиционно равнялись автоматическому входу в высшее круги элиты. Население и соответственно спрос на юридические услуги выросло только на 45%. Каждый год в США выпускается 25 000 юристов, которые не в состоянии найти себе применение по специальности, при этом за время обучения у них скопились долги исчисляемые сотнями тысяч долларов. Примерно та же картина произошла и с обладателями MBA. 

В чем риск такого перепроизводства элит. Если вкратце, то оно приводит к отрицанию культуры диалога внутри элитных групп и стремлению уничтожить носителей противоположных идей, что бы занять их место. Турчин приводит пример из истории США. В период с 1830 по 1860 год только в Бостоне и Нью-Йорке число сверхбогатых домохозяйств выросло в 5 раз. В тоже время в Конгрессе и Сенате продолжала сохранять свою историческую долю аристократия южных штатов. Результат:  если до этого момента в течение 70 лет, по вопросу рабства Север и Юг всегда достигали компромисса, то именно в 1861 году началась гражданская война, по итогам которой политическое влияние южан в федеральных структурах было уничтожено, а освободившиеся места заняли выходцы из “новых богатых”. При этом как утверждает Турчин к 1860 году стало очевидно, что рабство было бы отменено в любом случае на горизонте 10-15 лет, только для этого не потребовалось бы 600 000 жертв.
 
Кстати та же динамика наблюдалась перед революцией в Российской Империи, которая стала мощнейшим лифтом в плане личных карьер для огромного множества университетских выпускников.
 
А теперь вернемся в настоящее время. Последние 30 лет университеты массово выпускаю элиту, которой нет место в современном обществе. Опуститься на более низкую планку в экономике услуг и начать стричь когти собакам - обесценить свое образование, деньги и силы потраченные на него. При этом абсолютное большинство университетских выпускников - лево-либеральны, если не социалисты по убеждениям. На первом этапе мы наблюдали рост различной публичной деятельности: инкорпорацию этих выпускников в структуры неправительственных организаций и политического активизма от различных групп по защите прав меньшинств до авторов you-tube каналов. Но и этого не хватило что бы “перепроизведенная” элита нашла себе осмысленную роль в обществе. Нынешний протест, если он добьется своей цели и полностью выкинет из федеральных учреждений и любых постов связанных с публичной интеллектуальной и государственной деятельностью, всех республиканцев, даст этому образованному прекариату рынок трудоустрйоства. Так что не стоит удивляться, что ударной силой Black Lifes Matters являются университетские выпускники, только меньшинство из которых афроамериканцы.