"Покупай отечественное" или желание коллективного спасения

24 октября, 15:42
В условиях информационного хаоса современности, одним из немногих мощных противоядий для сохранения здравого смысла является знание о происхождении слов, понятий или настроений, циркулирующих в медиа и речах политиков. Сегодня в качестве примера я покажу сложную систему смыслов, которая выстраеватся вокруг стремления к хозяйственной самодостаточности политического сообщества.

С самой простой формой этого интуитивного желания встречается всякий европеец, когда обнаруживает в магазине гордую надпись "сделано у нас" и радуется или даже гордится возможности поддержать отечественного производителя.

Британский плакат 1930-х годов - как видно идея совершенно не оригинальна

Одновременно, то же самое понимание реальности лежит в политике аппелирующей к необходисоти особых нерыночных механизмов поддержки/стимулирования домашней промышленности, подобных политике "импортозамещении" проводимом современной Россией или призывами и обещаниям Дональда Трампа вернуть индустриальное производство из Китая обратно в США. И надо признать, подобная риторика успешна в большинстве государств, являся одним из самых безотказных приемов политической агитации.

борьба с импортом продовольствия в рамках импортозамещения в России

 

Наконец организация в нацистской Германии экономики на принципе автаркии также и идеи Чучхе в современной Северной Кореи представляют собой стремление к потребительской независимости, доведенное до логической крайности.

Ожидания

Последствия

Отсюда два промежуточных вывода. Во - первых, существует интуитивно разделяемое большинством представление о необходимости и желательности определенной экономической самодостаточности. Во - вторых, есть огромная разница между чувством удовлетворения от покупки огурца, выращенного в "отечественной" теплице с одной стороны и полным закрытием экономики от внешней конкуренции, даже если ценой оказывается массовый голод, с другой.

 

Помочь разобраться в этом вопросе помогает происхождение слова "автаркия" - греческая autarkeia : освобождение от желаний и потребностей, включая если необходимо радикальное упрощение жизни и бедность, ради достижения истинной свободы. Другими словами это определенный набор спиритических практик, распространенных в частности среди стоиков - философского течения Античности.

Тезис 1.

Идеи изоляционизма не имеет смысла рассматривать через призму рационального эконометрического анализа. Но они достаточно легко осмысляются инструментарием политической теологии.

Автаркия и самодостаточность привлекательны, если:

а) Говорящий, рассматривает сообщество, к которому он принадлежит, как евхаристическое сообщество - единое целое, находящееся в поиске трансцендентной свободы/спасения

б) Говорящий, рассматривает любую внешнюю зависимость такого сообщества от внешнего не как угрозу материальному благополучию сообщества, но как знак его недостаточной моральной свободы, недостатчной избранности в религиозном смысле этого слова.

Причем говорящему совершенно необязательно осозновать эти логические операции, часто они являются предпосылками к высказыванию, которые интуитивно подразумеваются истинными еще до того как началась речь. Понимая, эти теологические основы к "огораживанию", становится понятным, почему разбор экономической статистики, или подсчет убытков от подобных политик, оплачиваемых простым населением, как правило не впечатляет оппонетнов. Действительно какая разница что каждая частичка спасаемого целого обеднела, но при этом коллективный субъект преисполнился ощущением своей избранности?

Преследование "внешнего"-не принадлежащего к группе избранных - еврейского бизнеса в нацистской Германии

Однако, как учит классическая логика, ошибка рассматривать следствие как причину. Стремление к окукливанию как минимум частично основано на ощущении взамисвязи, особенно взаимосвязи экономической, как угрозы. Есть ли в этом тезисе рациональное зерно?

Тезис 2.

Взаимосвязь действительно может и часто является одновременно и зависимостью, в которой далеко не всегда возможно равноправное партнерство. Еще в Ветхом Завете существует предостережение "Должник - раб кредитора". И в определенном смысле, чем больше связей существует между человеком и внешним миром тем менее он свободен. Монах более свободен чем CEO крупной компании, в силу ответсвенности последнего перед акционерами, человек в браке менее свободен чем вне него, в силу ответсвенностьи перед супругой/супругом и т.д..

Тоже самое справедливо и в мировой экономике. Если потребляемые вашей страной товары импортируются - вы зависимы от стран/организаций, которые вам их импортируют. Если весь ваш рост держится на прямых иностранных инвестициях вы зависимы от кредиторов.

Справедливости ради, и они зависимы от вас как от потребителя, но эта зависимость может быть неравноценной. Особенно если речь идет о критическом импорте продольствия - Египет перед арабской весной, или часть африканских стран, голодающих на фоне ковида; об импорте инфестиций, которые всегда можно вывести и привести страну к дефолту, или о хай-теке и фармакологии, у которых часто нет альтернатив, и которые невозможно создать из воздуха за месяц-два.

Возможно ли разумное сочетание этих двух посылок, без впадания в крайности?

Предполагаю, что да. Тонкость находится в той же области, где и призывы традиционных этических систем от Аристотеля до Христианства по от отношению к любому благу: дисциплина и органичения необходимы не потому что благо плохо (иначе бы оно не было бы благом), а потому что оно слишком хорошо и привлекательно, и может легко быть использовано во вред неподготовленным или злонамеренным пользователем.

Секс - это благо, но секс, сопряженный с насилием - зло. Машины, и технологическое развитие в целом - благо, но пьяный водитель за рулем предоставляет опасность и для себя и для окружающих его людей. В обоих случаях не значит, что нужно отказаться от блага, будь то секс или автомобили, но значит что к обоим благам необходимо относиться с ответственностью.

В таком же ключе можно относиться применительно к внешним взаимозависимостям, на которых основаны современное международное сообщество и экономика. Идея полного освобождения от внешних связей ради раздувания чувства избранности - не только утопична, но и опасна для жизней миллионов людей. Не менее опасен неконтролируемый набор внешних задолжностей, которые немедленно проедаются.

Подводя итог, не всякая экономическая зависимость представляет собой опасность, но многие являются таковыми. Искусство политики и принятия решений состоит в том что бы уметь отличать первые от вторых. Те, кто ищут в автаркии коллективное спасение, не понимают эту логику точно.