«После того — не значит вследствие того»...

27 февраля, 18:54
«Тихая дата» - 160 лет со дня подписания Манифеста об отмене крепостного права в России – прошла не очень замеченной. Между тем,  это событие в контексте тогдашних геополитических изменений весьма примечательно. И дает объяснения многим современным реалиям.

Ещё древние римляне знали: «Post hoc non est propter hoc»: «После того — не значит вследствие того». 
Даже самые близкие по времени и месту события далеко не всегда обладают причинно-следственной связью между собой. 
 
Но бывает и наоборот: вроде бы не имеющие ничего общего, происходящие далеко друг от друга и/или со значительным интервалом события оказываются звеньями, по сути, единой цепи. Например, что может быть общего между отменой крепостного права в России и Гражданской войной в Америке, кроме практической одновременности событий?

Манифест Александра II был подписан 19 февраля (3 марта) 1861 года. А 4 марта 1861 года Авраам Линкольн принес присягу в качестве 16-го президента США и в своей инаугурационной речи объявил созданную месяцем ранее Конфедерацию штатов Америки (КША) незаконной.
  
Но «незаконной» — не значит несуществующей. Боевые действия между «северянами» и «южанами» начались уже в апреле и, постепенно разрастаясь, через четыре с лишним года привели к поражению и ликвидации КША. 

В современном российском обществе достаточно сильны симпатии к проигравшей стороне, «конфедератам», их романтизация. Но полтора века назад всё было иначе. Россия помогала Северу, а не Югу.
   
И причина тому считается очевидной — из более-менее крупных держав того времени только США поддерживали дружественный по отношению к России нейтралитет в ходе Крымской войны 1853-1856 гг. Поэтому, мол, «долг платежом красен»: не только ответной поддержкой «федералов», но и последующей уступкой Аляски.
 
Проблема данной, почти общепринятой и устоявшейся в современной исторической науке, концепции заключается только в том, что она игнорирует коренной перелом в мировой, как сказали бы сегодня, геополитике, — перелом, который был зафиксирован по итогам Парижского мира 1856 года. 
  
И позволил Британской империи окончательно «выиграть XIX век»,выходя победительницей из всех войн, которые она вела. В том числе — чужими руками.
Реформы Александра II в России, включая отмену крепостного права, и Гражданская война в США были попытками этих стран приспособиться к новой «империалистической» реальности, изменив свою социально-экономическую структуру при сохранении структуры политической. 
  
Но, хотя в убийствах как Авраама Линкольна (15 апреля 1865 г.), так и Александра II (1 (13) марта 1881 г.) прослеживается достаточно четкий «британский след», американская попытка оказалась в целом более адекватной и эффективной, чем российская. Даже с учётом уникального опыта СССР. 
  
Тому были не отменимые объективные причины — достаточно сравнить в этом отношении условия царского манифеста об освобождении крестьян с гомстед-актом, принятым в США 20 мая 1862 года. И оба эти документа — с Декретом о земле, принятым правительством Советской России 26 октября (8 ноября) 1917 года. 
 
Или сравнить гражданские войны в Америке и России, разделенные между собой более чем половиной века. Важно то, что все элементы противостояния британской экспансии и британскому господству в политике России и США, несмотря на всю риторику, имели своей главной целью не уничтожение этих экспансии и господства. Но приспособление к ним. Результаты очевидны.
 
Возможно, только в настоящее время/в ближайшем будущем постановка данной проблемы может приобрести принципиально иной характер. Но для этого необходимо, как минимум, фундаментально и системно её исследовать.