«Сильная рука»

24 февраля, 09:21
Несмотря на рост антиавторитарных настроений, до сих пор российское общество расколото примерно пополам на тех, у кого преобладает запрос на прозападные ценности и на тех, кто жаждет «сильной руки».

На чём основана потребность в «сильной руке» у россиян? Это полезное знание для политических активистов и вообще политического класса. Социолог Артём Земцов из Лаборатории сравнительных исследований массового сознания Экспертного института ВШЭ в ходе фокус-групп (глубинных интервью) собрал такие мнения «глубинного народа» («Социологический журнал», №4, 2020). Фокус-группы проводились в апреле 2017 года в Калужской и Саратовской областях – как в их региональных, так и районных центрах, а также сёлах.
Для начала в его работе есть напоминание, на чём основана потребность в «сильной руке» в России: «Востребованность этой ориентации частично связана с остатками патриархальной крестьянской культуры. Многие респонденты считают, что политическое устройство России напоминает устройство крестьянской семьи, во главе которой всегда должен стоять хозяин, «сильная рука». Персонализм в политике и концентрация власти в одних руках воспринимаются ими как желаемое благо, «естественный порядок», гарантия социальной стабильности».
Далее об основных авторитарных аргументах простых людей:

- По мнению респондентов, «сильная рука» ассоциируется с единой, централизованной политической властью. В их сознании любое разделение властей, делегирование полномочий воспринимается как слабость режима «сильной руки», которая может привести к социальной дестабилизации.
- «Сильная рука» ассоциируется с «порядком» (именно это слово используют респонденты). Политические свободы респондентами понимаются как привилегированный, ограниченный ресурс, который перераспределяется «сверху» государством, в противном случае - это «самоуправство». Состояние «порядка» подразумевает и неправовой характер политических решений, «перегибы на местах», но если оно предоставляет ощущение «сильного государства», «гордости за страну», то воспринимается как приемлемое.

- «Сильная рука», как полагают респонденты, жестока, но её жестокость оправдана, она направлена на благо подавляющего большинства и сохранение порядка, против тех, кто хочет его подорвать. Её приемлемость артикулируется и через физический уровень - «расстрелять», «посадить», «отрубить пальцы», «поставить к стенке». В ней видят инструмент против «проворовавшихся чиновников».
- Стиль правления «сильной руки» (для России) понимается респондентами как естественное, самоочевидное, «исконно русское». В политической сфере подавляющее число респондентов считают себя «винтиками», «земляными людьми», «пескарями», «никем». Это определённая данность, как природные явления - на них нельзя повлиять, к ним можно только адаптироваться.

- «Сильная рука» является главным инструментом борьбы против бюрократии, политических элит («проворовавшихся чиновников»), которые преследуют только свои интересы и пытаются исказить волю народа, политического лидера, тем самым подрывая политический порядок. «Сильная рука» - арбитр, посредник, помогающий согласовать интересы разных элитных групп, защищая при этом прежде всего обычных людей. Единоличный лидер находится в конфронтации с элитами, так как они постоянно «вводят его в заблуждение» («обманули», «скрыли», «своровали»). В этом противостоянии он не всегда побеждает, успевает защитить интересы нуждающихся («физически не успевает дотянуться до всех уголков»), однако это не значит, что от такой системы необходимо отказаться, создав более эффективную модель делегирования власти
- В понимании респондентов режим «сильной руки», несмотря на его стабильность, находится в перманентном состоянии надвигающегося кризиса, который может преодолеть всё та же «сильная рука». Она - проводник воли народа, они неразрывно связаны между собой, а чиновники, элиты - лишь звенья, мешающие прямой коммуникации. «Сильная рука» - «своя», «наша», «близкая», но одновременно «далёкая», «неконтролируемая» внешняя сила.