Старуха с флагом пришла за Россией

26 сентября, 12:54
Продолжаю читать совместный мониторинг Института народнохозяйственного прогнозирования и Института психологии РАН о том, как СВО изменила внутреннее бессознательное и сознательное российского общества. Исследование проводилось ими в августе 2022 года, т.е. ещё за месяц до мобилизации, когда все выявленные ими тенденции должны были ещё ухудшиться. Некоторые их результаты.

«Уровень авансированного доверия Правительству начал снижаться, отмечается рост пессимистических ожиданий на фоне отсутствия изменений к лучшему.

В среднем ожидания населения России связаны с тем, что на практике будет реализовываться инерционный сценарий, который в случае совпадения этих ожиданий с реальностью, будет воспринят более чем 80% взрослых россиян как субъективно-пессимистический, ведущий Россию в тупик. Подобный сценарий, с политико-психологической точки зрения, несет в себе существенные риски внутренней дестабилизации.

Что может вызвать рост социального оптимизма. Мы выделяем 4 группы россиян по значимости для них тех или иных показателей улучшения ситуации в стране:

- Чувствительные к развитию промышленности (34% от выборки). Среди признаков изменения ситуации в стране к лучшему на первое место выходят увеличение бюджета на научно-технологическое развитие страны, возобновление работы закрывшихся промышленных предприятий, примеры успешного импортозамещения, а также борьба с коррупцией. В сегменте несколько больше мужчин, чем в целом по выборке, жителей городов до 100 тыс. чел., неработающих с невысоким уровнем дохода.

- Чувствительные к социальной поддержке и военным победам (34% от выборки). Помимо развития промышленности для представителей данного типа важны такие признаки улучшения ситуации, как снижение цен и выплаты со стороны государства, а также победа в СВО и усиление государственного контроля в экономической сфере. В сегменте преобладают женщины (66,5%), значимо больше респондентов старше 45 лет, неработающих и жителей сёл.

- Чувствительные к развитию сферы услуг и защите прав (18% от выборки). От других типов их отличает особенно высокая значимость защиты прав и свобод граждан, а также сфера услуг – развитие туризма, возобновление работы кинотеатров, открытие новых кафе и ресторанов. При этом развитие промышленности и социальная поддержка для них также важны. В сегменте значимо больше респондентов 25-34 года, работающих, с высшим образованием, жителей городов-миллионников, со средним доходом.

- Безразличные (14% от выборки), которые ниже, чем другие группы, оценивают значимость всех показателей улучшения положения в стране. В сегменте несколько больше мужчин, жителей городов от 100 до 500 тыс. чел., работающих, с относительно высоким уровнем дохода».

Т.е. только треть россиян (34%) уверены, что улучшению ситуации в стране будет способствовать победа в войне с Украиной.

Для всех остальных улучшение ситуации будет заключаться во «внутренних победах» - восстановлении экономики (в т.ч. потребительской), росте уровне дохода и социальной защищённости.

Да, и критической точкой ожидания россиянами исправления ситуации в стране ИНП РАН и ИП РАН называют ноябрь 2022 года.

Обратите внимание в исследовании ИНП РАН и ИП РАН на социально-демографический состав россиян, кто остался фанатом СВО – «в сегменте преобладают женщины (66,5%), значимо больше респондентов старше 45 лет, неработающих и жителей сёл». Т.е. в среднем получается, что это пожилые и бедноватые женщины из умирающего Хартленда. Вероятно, бюджетники и пенсионеры.

Потому зря многие зубоскалили над выбранным образом СВО – нищей старухи с красным знаменем. Я с самого начала говорил, что администраторы очень точно определили этот образ, и стали ставить соответствующие памятники, муралы и т.п. этой старухе. Надо отдать им должное – они лучше знают Россию, чем те же бойцы идеологического фронта из Телеграма. Вот и исследование ИНП РАН и ИП РАН показало в августе-2022 такой же усреднённый социально-демографический срез фанатов СВО (ну может, начинается он с женщин чуть более ранних возрастов, тех же учительниц и чиновниц возраста 50-60 лет из умирающего великорусского Хартленда).

А вот образ «мальчика Алёшеньки» не пошёл, и его быстро забросили.

Кстати, такие исследования опровергают мнение некоторых феминисток, что вот, дескать, если бы власть была у женщин, всё было бы добрее. Тогда власть была бы вот у вышеописанных женщин, а не у молодых из крупных городов (их численно мало и многие из них с ленцой). Не думаю, что было бы добрее.

Другое дело, что памятники, муралы, графити нищей старухе с красным знаменем не надо было делать в больших городах. Это была ошибка администраторов – всё же не здесь живёт главная целевая аудитория СВО, как мы видим из исследований ИНП РАН и ИП РАН.

Все эти «знаки почёта» надо было ставить в райцентрах, ПГТ, сёлах умирающего Хартленда. Там бы они пошли «на ура», потому что сильно бы попали в социальные и демографические группы адресатов.

И далее эти исследования нас подвигают к мысли, что СВО (шире Поруха) не только имеет наивысшую поддержку в этом Хартленде, но и выбивает его в первую очередь. Как оказалось, советское (шире – имперско-государственническое) сознание и было сосредоточено в основном в этой зоне социально-экономического и демографического неблагополучия. Мы видим, что и основной массив (в относительном исчислении; до 10-30% молодых мужчин от их общего числа в поселениях) в мобилизацию изымают именно оттуда (а до неё – сначала в виде добровольцев на Донбасс, а затем в виде контрактников).

Это нам говорит о том, что Поруха покончит с этим советским/имперским/государственническим сознанием, выбив значительную часть его всё ещё активной демографической основы (а вместе с ним – и экономическую, так как обескровит хозяйственную деятельность в Хартленде).

Так что тут можно понять и активных фанатов СВО из начальства (т.н. «шестую колонну» по Дугину), кто Порухой выбивает остатки имперства из России. Очень похоже на действия позднесоветского начальства, кто дуболомством, саботажем, бездействием, рвачеством, сверхфанатичным исполнением приказов и т.п. способствовал активизации турбулентности, а с ней – и разрухе в СССР первой половине 1980-х.