Законное «раскулачивание». Что такое гражданская конфискация и как она будет применяться в Украине

7 июля, 18:24
Народный депутат от “Батькивщины” Михаил Волынец оказался перед перспективой одним из первых испытать на себе так называемую гражданскую конфискацию. Это способ принудительного изъятия необоснованных активов должностных лиц и выборных представителей в собственность государства.

Недавно генеральный прокурор Ирина Венедиктова на встрече руководителей силовых органов призвала активнее использовать этот инструмент, чтобы он стал “действенным способом наполнения государственного бюджета”. А разгуляться борцам с коррупцией, по мнению генпрокурора, есть где. Как говорит Венедиктова, на конец июня Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), полиция, Государственное бюро расследований и Служба безопасности Украины в целом ведут почти 1,6 тыс. уголовных производств, в которых “можно выявить факты приобретения необоснованных активов”.

Но за полтора года, прошедшие с момента введения в действие механизма гражданской конфискации, в Высший антикоррупционный суд (ВАКС) зашли только два иска, один из которых, по всей видимости - против народного депутата Волынца (“Батькивщина”).

Почему власть неожиданно вернулась к идее “раскулачивания” и почему в ее поле зрения первым попал Волынец?

Квартира маленькая и большая

Как сообщил на своей странице в Фейсбуке народный депутат Волынец (“Батькивщина”), на 14 июля назначено судебное заседание по представлению Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) в отношении него.

По словам парламентария, иск САП касается его новой квартиры. Обстоятельства приобретения жилья вместе со спецпрокуратурой расследуют также НАБУ и Национальное агентство по противодействию коррупции (НАПК), отреагировав якобы на “заказной видеоматериал”.

Вероятно, он имеет в виду расследование программы “Схемы” о депутатской недвижимости, которое вышло в конце апреле.

Волынец не единственный его герой. Но конкретно по нему журналисты выяснили, что в июне 2020 года нардеп продал двухкомнатную квартиру в Киеве на Подоле за четыре млн грн и купил другую с большей площадью в комплексе “Бульвар фонтанов” - дорогой новостройке на Печерске, присовокупив к ней два парковочных места. Все это обошлось народному избраннику в более семи с половиной млн грн.

Как утверждают “Схемы”, даже если прибавить к сумме за проданную квартиру заработанное депутатом за два года и его сбережения, он все равно не смог бы восполнить разницу в три с половиной млн грн при покупке нового жилья.

Волынец в комментарии “Схемам” заявил, что на квартиру в новостройке добавила гражданская жена. Упоминать это в своей декларации он не стал, ссылаясь на законодательство и желание самой женщины.

САП не приняла эти объяснения и обвинила нардепа в получении необоснованного актива стоимостью более семи млн грн, который подлежит той самой гражданской конфискации, если подследственный не докажет законность происхождения средств.

В свою очередь Волынец продолжает говорить о своей правоте и что его история “не тянет на сенсацию”.

В своем посте в Фейсбуке он намекнул, что его пытаются дискредитировать за защиту народных интересов и разоблачения коррупции, на которые компетентные органы, мол, не обращают внимание.

“Но не впервые и даже не в десятый раз в моей жизни, когда органы власти и уголовные элементы стараются сделать так, чтобы я молчал, не разоблачал, не поднимал неудобные вопросы и тем не называл фамилий. Итак, я не буду поддаваться на провокации. Пройду через этот суд. У меня нет сомнений, что я его выиграю”, - заявил народный депутат.

Венедиктовой кажется мало

Закон, вводящий новый инструмент борьбы со злоупотреблениями “лиц, уполномоченных на исполнение функций государства или местного самоуправления”, был принят в октябре 2019 года.

Гражданская конфискация работает по следующему принципу: все, что чиновник или выборное лицо накопил за время работы на государство, должно отвечать его доходам, или же придется объясняться с органами. Под подозрение попадают активы, полученные после 18 ноября 2019-го. Это денежные средства - наличные, в банках и других финансовых учреждениях, любое имущество и имущественные права, криптовалюты, возвращенные долги, кредиты и прочие уменьшившиеся финансовые обязательства, выполненные работы, предоставленные услуги и т.д. Но только в том случае, если разница между размером/стоимостью актива и законными доходами лица превышает в пятьсот и более раз размер прожиточного минимума (1 003 500 грн).

Дела о признании активов необоснованными и их изъятии в пользу государства рассматривает Высший антикоррупционный суд (но если ответчик - судья или сотрудник аппарата ВАКС, то - Соломенский районный суд Киева).

Если суд встанет на сторону обвинения и позволит конфискацию, сам владелец актива не подпадает под статью о коррупции, что было бы в случае уголовного производства.

Если изъять активы невозможно, то на владельца налагается обязательство выплатить государству их стоимость или же компенсировать за счет других своих активов.

Принимался закон о гражданской конфискации с большим пафосом, однако с того времени правоохранительные органы смогли направить в ВАКС лишь два иска. Судя по реакции генпрокурора Венедиктовой, с таким положением вещей мириться уже не будут. Нужно, мол, показывать борьбу с коррупцией.

“От всех правоохранителей и органов государственной власти я требую безотлагательного налаживания тесного действенного сотрудничества ради обеспечения эффективной реализации гражданской конфискации. Два иска никак не могут свидетельствовать об эффективности такой работы в стране, где общественное недовольство противодействием коррупции достигло апогея”, - заявила Венедиктова на совещании силовиков в конце июня.

Как допускает член парламентского комитета по правовой политике Александр Пузанов (“Оппозиционная платформа - За жизнь”, ОПЗЖ), именно ход антикоррупционной борьбы в стране заставил власть вспомнить об инструменте гражданской конфискации.

“Громких приговоров коррупционерам мы не видим, как нет возврата миллиардных сумм в госказну. Тогда зачем тратятся реальные миллиарды грн на содержание антикоррупционных органов? Власть понимает сложность, длительность и неоднозначность применения антикоррупционного законодательства, когда еще попробуй докажи, что некие активы были приобретены незаконным способом. Решено идти другим путем: как можно большее число субъектов декларирования поставить перед необходимостью либо оправдываться за свое имущество и доходы, либо платить в госбюджет. И это будет подаваться обществу как победа над коррупцией”, - комментирует нардеп Пузанов.

В успех такого замысла он не верит.

“Думаю, что эта инициатива власти закончится пшиком. Вряд ли большинство декларантов допустили серьезные просчеты в декларациях, чтобы было за что зацепиться компетентным органам”, - полагает парламентарий.

В свою очередь политолог Кость Бондаренко сомневается, что власть заработает очки на заявлениях о широком применении гражданской конфискации.

“Это, конечно, откровенный популизм. Но вряд ли такой инструмент добавит ощущения справедливости в обществе. Многие в структурах власти увидят, что они тоже под ударом, и это вызовет озлобление. А общество в целом устало от полумер. Хотят или посадок, или чтобы вообще никого не трогали”, - комментирует эксперт.

Ну а почему в числе первых “под раздачу” попал нардеп Волынец?

В парламентских кулуарах относят Волынца к орбите бизнесмена Рината Ахметова, и он давний соратник лидера партии Юлии Тимошенко. Однако собеседник, близкий к парламентской фракции “Батькивщины”, считает, что политика в случае Волынца вторична.

“Надо было аккуратнее с декларациями. Он сам подставился. И антикоррупционеры теперь этот случай “раскручивают”. А Юлю, фракцию, Ахметова уже “нанизывают” сверху для торгов. Но вначале был сам Волынец”, - настаивает источник, близкий к тимошенковской фракции.

Он допускает, что фракция поддержит Волынца в его споре с антикоррупционерами, но так, чтобы не привлекать к этому внимание. А самому парламентарию придется поломать голову над аргументами в свою защиту.

Битва с антикорупционной вертикалью, возжелавшей пиара, будет серьезной.