Интернет как оружие

22 января, 08:21
«Facebook и Instagram разблокировал аккаунты Дональда Трампа без объяснения причин», «Twitter заблокировал аккаунт члена палаты представителей США», «Роскомнадзор потребовал от Google снять ограничение с программы «Постскриптум» на YouTube» — насколько тесно связаны IT-корпорации вроде Google или Facebook с правительством США, защищены ли ваши персональные данные, переписки и истории поиска, и как в целом это влияет на нашу жизнь?

НЕЗЫГАРЬ вместе с издательством Individuum публикует отрывок из книги Яши Левина «Интернет как оружие. Что скрывает Google, Tor и ЦРУ».

О важности Google для правительства США свидетельствует следующий факт: в 2010 году, после катастрофического взлома систем Google, как ей казалось, китайскими хакерами, она заключила секретное соглашение с Агентством национальной безопасности. 
«По словам чиновников, которым были известны детали договоренностей между Google и АНБ, компания согласилась предоставлять информацию о трафике в своих сетях в обмен на сведения АНБ об иностранных хакерах, — писал журналист Шейн Харрис в книге „Кибервойн@: Пятый театр военных действий“. Услуга за услугу, информация за информацию. А с точки зрения АНБ, информация за защиту».
 
Все совершенно логично. Серверы Google предоставляли услуги критической важности Пентагону, ЦРУ, Государственному департаменту. Компания стала членом военного клуба и важной частью американского общества. И, конечно, она нуждалась в защите.
Google не только работала с разведкой и военными ведомствами, она пыталась проникнуть во все общественные сферы, в том числе в гражданские федеральные агентства, города, штаты, местные департаменты полиции, службы спасения, больницы, общественные школы, коммерческие и некоммерческие организации. 
В 2011 году Национальное управление океанических и атмосферных исследований перешло на систему Google. В 2014-м городские власти Бостона привлекли компанию к управлению информационной инфраструктурой 80 тысяч своих сотрудников — всех, начиная с полицейских и заканчивая учителями, и даже выложили архивы электронной почты в облако Google. Федеральное лесное управление и Федеральное управление автомобильных дорог пользуются Google Earth и Gmail. В 2016 году Нью-Йорк обратился к Google для установки и поддержки бесплатных Wi-Fi-станций. Калифорния, Невада и Айова используют платформы облачных вычислений Google, чтобы прогнозировать и фиксировать случаи мошенничества в сфере соцобеспечения. Кроме того, компания поддерживает образовательный процесс для более половины учеников государственных школ США.
 
«На самом деле мы даем вам возможность собираться, сотрудничать, поддерживать», — объяснил Скотт Чиабаттари, торговый представитель Google Federal, на конференции по государственным контрактам, которая проводилась в 2013 году в Ларами, штат Вайоминг. Он обращался к заполненному госслужащими залу и говорил им, аналитикам разведки, командующим, государственным управленцам и офицерам полиции, что Google может дать им доступ к нужной информации в нужное время. 

Он привел несколько примеров: отслеживание вспышек гриппа, мониторинг наводнений и пожаров, безопасность при аресте преступников, интеграция системы распознавания лиц с камерами наблюдения и даже помощь офицерам полиции в случаях стрельбы в школах. «К сожалению, в связи с инцидентами в школах мы начинаем понимать необходимость поэтажных планов, — говорил он. Нам поступает все больше и больше запросов типа: „Вы можете помочь опубликовать поэтажные планы всех школ для нашего школьного округа? Если вдруг начнут стрелять, убереги господи, мы хотим знать, где все происходит“. Или же сделать доступной этой услугу на смартфоне. Своевременное получение такой информации может спасти жизни». Через несколько месяцев после этого выступления Чиабатти встречался с представителями властей Окленда, чтобы обсудить, как Google может им поспособствовать в создании центра полицейского наблюдения.
 
Такое переплетение военных, полицейских, правительственных, образовательных, коммерческих и потребительских систем, каждая из которых полагается на Google, продолжает вызывать беспокойство.

Юристы переживают, не нарушает ли Gmail адвокатскую тайну. Родители гадают, что Google делает с информацией, которую собирает на детей в школах. Что делает Google с данными, которые проходят через ее систему? Отправляются ли они в огромный корпоративный котел надзора и слежения? Есть ли у компании вообще границы и запреты? На эти вопросы Google дает лишь уклончивые и часто противоречивые ответы.
 
Конечно, подобное беспокойство вызывает не только Google. В распоряжении большинства других интернет-компаний, услугами которых мы пользуемся каждый день, находятся огромные системы частного наблюдения, которые так или иначе сотрудничают с государственной машиной и оказывают ей поддержку.
 
eBay создала внутреннее полицейское подразделение, возглавляемое ветеранами управления по борьбе с наркотиками и министерства юстиции. В нем работают более тысячи частных следователей, которые тесно сотрудничают с разведывательными и правоохранительными агентствами всех стран, где компания ведет коммерческую деятельность. Она проводит семинары и тренинги и предлагает рекламные туры для полицейских по всему миру. eBay гордится своими отношениями с правоохранительными органами и хвастается, что благодаря ее усилиям в мире были арестованы три тысячи человек, то есть приблизительно по человеку в день, если брать за точку отсчета момент создания подразделения.
 
Amazon проводит облачные вычисления и хранит информацию для ЦРУ. Стоимость первого их контракта, подписанного в 2013 году, составляла 600 миллионов долларов. Позже он был расширен и в него добавились АНБ и десяток других разведывательных агентств США. Создатель Amazon Джефф Безос использовал свое богатство для запуска компании Blue Origin по производству ракет, партнерами которой выступают Lockheed Martin и Boeing. Blue Origin — непосредственный конкурент SpaceX, космической компании, которую основал другой интернетмагнат, соучредитель PayPal Илон Маск. В то же время еще один учредитель PayPal Питер Тиль перековал навороченный алгоритм обнаружения мошенничества в Palantir Technologies, крупного военного подрядчика, который оказывает услуги по добыванию данных для АНБ и ЦРУ.
 
Facebook тоже на короткой ноге с военными. Компания переманила бывшую главу DARPA Регину Дуган для руководства секретным исследовательским подразделением Building 8, которое занимается всем: от разработки искусственного интеллекта до беспроводных интернет-сетей на базе дронов. Facebook делает большую ставку на технологию виртуальной реальности как пользовательского интерфейса будущего. Как и Пентагон. Согласно отчетам, гарнитура виртуальной реальности Oculus от Facebook уже интегрирована в проект DARPA Plan X (стоимостью в 110 миллионов долларов) по созданию реалистичного виртуального пространства для ведения кибервойн. Прямо как в «Нейроманте» Уильяма Гибсона. В 2016 году DARPA объявило, что Plan X будет переведен в операционное пользование кибернетического командования Пентагона в течение года.
 
По большому счету, отношения американского правительства с Google мало чем отличаются от его отношений с другими компаниями. Все дело в масштабе. Всеохватность технологий Google обеспечивает ей выгодное положение в экосистеме коммерческого интернета.
 
В самом деле, размах и амбиции Google выделяют ее на фоне остальных подрядчиков. Часто она выступает полноправным партнером, работая бок о бок с государственными агентствами и используя ресурсы и коммерческое преимущество, чтобы выводить на рынок компании с мощным военным финансированием. В 2008 году она запустила частный спутник-шпион GeoEye-1 в партнерстве с Национальным агентством геопространственной разведки. Она купила Boston Dynamics, отколовшуюся от DARPA робототехническую компанию по созданию экспериментальных роботизированных «вьючных мулов» для военных нужд, и тут же продала ее, когда Пентагон решил, что не будет применять этих роботов.

Google инвестировал 100 миллионов долларов в CrowdStrike, главного подрядчика разведки и военных в области киберзащиты, который, помимо прочего, вел расследование предполагаемого взлома национального комитета Демократической партии российскими властями в 2016 году. Кроме этого, Google управляет гибридным информационно-аналитическим центром JigSaw, использующим интернет-технологии для решения сложных проблем международной политики, начиная с терроризма и заканчивая вопросами цензуры и кибервооружений.
 
JigSaw была создана в 2010 году Эриком Шмидтом и Джаредом Коэном, 29-летним вундеркиндом из Госдепа, который успел послужить и при Джордже Буше, и при Бараке Обаме. С помощью этой компании было запущено множество проектов по международной политике и национальной безопасности. Она проводила опросы для американского правительства, чтобы помочь Сомали, раздираемой войной, составить проект новой Конституции, разрабатывала инструменты для отслеживания данных по глобальным продажам вооружений, а также сотрудничала с молодойкомпанией, финансируемой Госдепартаментом, которая помогала людям в Иране и Китае обходить интернет-цензуру. Она также создала платформу для борьбы с вербовкой террористической агентуры и радикализации в сети, которая идентифицировала пользователей Google, интересовавшихся исламским экстремизмом, направляла их на страницы Государственного департамента и показывала видеоролики, призывающие отказаться от этого пути. Google называет это «методом переадресации», который составляет часть большой задумки Коэна использовать интернетплатформы для ведения «цифровой противоповстанческой борьбы». А в 2012 году, на фоне ужесточения гражданской войны в Сирии и усиления поддержки повстанцев со стороны США, JigSaw искала способы свергнуть режим Башара Асада. Среди них был инструмент визуализации крупных провалов правительства Асада, данные о которых Коэн хотел направить в Сирию в целях пропаганды, чтобы «придать уверенности оппозиции». «Я приложил некоторые материалы, из которых понятно, как будет выглядеть будущий инструмент, — писал Коэн главным помощникам Хилари Клинтон, которая в то время занимала пост госсекретаря. — Пожалуйста, держите эту информацию в секрете и сообщите, если у вас есть какие-то пожелания или замечания перед тем, как мы приступим к запуску». Из просочившихся в открытый доступ электронных сообщений ясно, что секретарь Клинтон была заинтригована: она попросила помощников распечатать макет приложения для личного ознакомления.
 
JigSaw, казалось, размывала границы между общественной и корпоративной дипломатией, и по крайней мере один бывший чиновник Государственного департамента обвинил компанию в разжигании конфликта и навязывании смены режима на Ближнем Востоке. «Google обеспечивает [Белому дому] и Госдепартаменту поддержку и прикрытие с воздуха. На самом деле они делают то, на что не способно ЦРУ», — писал Фред Бертон, руководитель Stratfor и бывший агент службы дипломатической безопасности, подразделения безопасности и правоохранительной деятельности в Государственном департаменте.
 
Google, однако, отвергла критику. «Мы не вовлечены в смену режима, — рассказал Эрик Шмидт журналу Wired. — Мы таким не занимаемся. Но если окажется, что вооружение людей смартфонами и информацией способно привести к изменениям в их стране… Так, может, это и к лучшему?»