Как и почему началась эпоха нефти?

10 августа, 11:53
На свете не так уж много изобретений, которые могли бы спорить по скорости покорения мира с керосиновой лампой, обязанной своим появлением полякам из Львова Игнасию Лукасевичу и Яну Зеху.

Два этих аптекаря в 1853 году изобрели конструкцию лампы (их идею воплотил в материале жестянщик Адам Братковский).

Лампа сильно походила не известные ранее масляные лампы, но приспособлена она была исключительно под керосин, который Лукасевич и Зех сумели получить путем перегонки нефти.

Заметим, сама перегонка нефти была известна очень давно, как минимум в Х веке замечательный арабский ученый Ар-Рази, много экспериментировавший с дистилляцией, описал этот процесс, только в его годы (да и в гораздо более поздние) применения полученному продукту не находили.

Сам прибор для дистилляции, аламбик, изобрели еще в Древнем Египте. В средние века наука дистилляции пришла в Европу. На этом рисунке - средгневековый перегонный куб.

Скорее всего, об открытии Ар-Рази забыли начисто, и керосин в 1846 году канадец Абрахам Гесснер добыл путем... нагревания каменного угля.

Гесснер предложил и слово "керосин" добытому им веществу, которое было замечательно тем, что давало ровный и яркий свет, не коптило и не обладало, в отличии от употреблявшихся ранее для освещения масел, одуряющим запахом.

Сразу скажем, что сделать процесс производства керосина дешевым и простым технология Гесснера не позволяла, тем не менее альтернатива китовому жиру, который главным образом и использовался в светильниках, была очень нужна - китов к тому времени люди уже изрядно поистребили, цены на китовый жир росли неимоверно быстро каждый год, и английские промышленники, построившие в 1850 году завод по производству керосина по технологии Гесснера не без основания полагали, что их продукт уже через несколько лет станет дешевле китового жира.

Игнасий Лукасевич и Ян Зех

Лукасевич и Зех, можно сказать, решили проблему комплексно, придумав и осветительный прибор и способ получения керосина из никому не нужной тогда нефти, которой на планете было двольно много и которая довольно вяло добывалась в весьма небольших количествах (местные, живущие рядом с местами её выхода на поверхность, использовали её для обогрева, а еще в очень скромных объемах, она была востребована у фармацевтов).

По каким-то причинам саму лампу они не запатентовали (хотя авторство Лукасевича и Зеха не подвергается сомнению), а вот производством керосина Лукасевич занялся всерьез, благо нефти в Галиции, совсем недалеко от родного ему Львова, было в изобилии - стоило совсем немного копнуть, как она выходила на поверхность.

Понятно, что никакого опыта добычи, связанного с бурением нефтяных скважин, тогда не существовало, на предприятии Лукасевича добыча шла очень просто: вручную копали яму, из которой рабочие ведрами черпали нефть, переливали её в бочки, установленные на телегах, которые и везли сырой продукт на нефтеперегонный завод.

Галиция, добыча нефти

Но вот сам завод - это, конечно же, было уже чудо техники и технологии, совршенно невиданное и неслыханное.

Хотя изумлять общественность заводам Лукасевича суждено было недолго - слава о его изобретении мигом облетела мир, и несложную технологию успешно скопировали, и в Америке, и на бакинских промыслах в России.

Что касается самой керосиновой лампы, то, как мы уже упоминали, её конструкцию Лукасевич и Зех не запатентовали, зато это сделал Рудольф Дитмар из Вены, назвавший свою лампу Fledermaus, "летучая мышь" (именно под этим названием она и известна всему миру).

Дитмар оказался очень успешным предпринимателем, но он столкнулся с товаром (наверное, не Дитмар лично, а человечество в целом), спрос на который рос так быстро, что скорость этого роста совершенно не с чем было сравнивать.

Дитмар объездил весь свет, находя себе компаньонов по всему миру для выпуска "летучих мышей", и уже к концу 50-х г.г. их производят повсюду на планете - от Чикаго до Бомбея.

Венский завод (он называется уже "Братья Брюннеры, Гуго Шнайдер и Рудольф Дитмар" - последствия постоянной нужны Дитмара в расширении производства и нехватки капиталов) тоже не в состоянии обеспечивать лампами Европу, и заводы по производству керосиновых ламп появляются во многих странах.

А это Севастополь, 1958. Лампоча Ильича уже пришла на смену крестьянской лошадке (или трактор на смену керосиновой лампе - надо бы вспомнить, как звучал этот лозунг), но потребность в керосине была большой

В 80-е г.г. патент на производство "летучих мышей" в России покупают братья Нобели - и производят лампы, продавая их в России по цене, многократно меньшей их себестоимости - это был с их стороны сильнейший маркетинговй ход, который сильно увеличил базу покупателей проивзодимого ими керосина и который необыкновенно быстро себя окупил.

Кстати, на родину керосиновой лампы, во Львов, это изобретение приходит под названием "венской лампы", хотя к тому времени (магазин Дитмара откроется там в 1858 году) первоотрыватели уже уедут из Львова.

Зех - из-за личной трагедии, его дом, вследствии неаккуратного обращения с керосином (в доме была и его лаборатория, в кторой керосина было много) сгорит, в пожаре погибнет его жена, сам Зех оставит опыты с керосином и вернется к фармации.

Лукасевич, как мы говорили выше, переедет в Галицию, станет одним из богатейших людей мира, его предприятие станет своего рода образцом отношения к рабочим - школы, больницы, страховки, пенсии (это уж совершенно невиданно, кстати) - он прославится благотворительностью больше, чем предпринимательством, хотя, конечно, без второго не могло бы случиться и первого.

Современные керосиновые лампы. Иногда покупатели на АлиЭкспресс принимают их за современные светильники и покупают в этом качестве. А что - стильно выглядят.

Эпоха керосиновых ламп просуществует, по историческим меркам, не особенно долго - уже к 20-м г.г. прошлого века большинство из заводов по их производству закрыто, электричество медленно, но верно вытесняет керосиновую лампу по всему миру, и еще в прошлом веке керосиновая лампа становится предметом антиквариата (хотя вполне оправданный спрос на эти лампы существует до сих пор).

А что касается нефтяной отрасли, то она, оттолкнувшись от керосиновой лампы, постоянно находит себе все новые и новые стимулы для развития, и пока, при всех колебаниях спроса, чувствует себя довольно уверенно, оставаясь нужной и востребованной.