Вам [Федоров] нужно молчать и слушать, что вам говорят...

12 мая, 14:05
Не пришлось долго ждать, и личные данные украинцев свободно гуляют по сети.

В феврале я написал пост "Что не так Дієй". Увидев сегодня посты Volodymyr Flonts, Andrij Zinchenko и Ihor Samokhodsky, я понимаю, что попал в самую точку.

Не пришлось долго ждать, и личные данные украинцев свободно гуляют по сети.

Конечно, дело не в самой Дії.

Фундаментально неправильно строится государственная политика в отношении личных данных, которая в свою очередь воплощается в неправильные законы, опасные централизованные базы данных, сдобренные продажными чиновниками.

Утечка неизбежный результат. Но глубина опасности куда серьезнее.

Посмотрите, что происходит в Китае с уйгурами (еще до ковид). Провинция, где живет малая народность уйгуры, оказалась в самом настоящем цифровом аду.

Они не могут перемещаться в другие районы города, они не могут устроиться на приличную работу, и попадают в концлагеря, где их заставляют штудировать устав партии (ссылка внизу).

Если человек оказался в немилости за нелояльность и свободомыслие, он в буквальном смысле не сможет купить бензин на заправке или билет на станции, чтобы свалить из этого ада – у него не хватит «баллов», которые он зарабатывает «за хорошее поведение».

Мониторинг личной жизни на каждом шагу с помощью смартфона (это также и платежи) и камер по городу. В основе этого фундаментальный вопрос: кому принадлежат личные данные – государству или человеку. Это было невозможно, если бы своими данными особенно цифровыми действительно распоряжался и владел гражданин.

Я вот уверен, что большинство даже не понимает, о чем, я говорю. Личных данных на централизованных серверах хранится не должно, от слова совсем! И это не пустой треп.

Я заявляю это как ученый, человек с двумя высшими образованиями, исследования которого финансировала Еврокомиссия (правительство ЕС).

Существуют фреймворки DID и SSI.

Есть технологии, методы и технические протоколы, которые в буквальном смысле позволяют отказаться от необходимости хранить данные на серверах и базах данных.

Они хранятся только (!) на мобильном устройстве человека (и других личных носителях), и то только, если он сам этого пожелает.

В базах государства (а по большому счету должно быть в блокчейне) хранятся только криптографические идентификаторы. Никаких личных данных.

Гражданин предъявляет их со своего устройства для идентификации только когда нужно.

Данные никто не хранит и даже не осмеливается, если этого не пожелает сам человек, а все сделки и подзаконные акты, предусматривающие обязательную передачу данных третьему лицу на хранение, считаются ничтожными и незаконными соответственно.

Под страхом жесткого юридического наказания. Я утверждаю, что это единственно возможный сценарий в коррумпированном и катастрофически некомпетентном правительстве. Точнее, после того как, это недоразумение пойдет под суд, а вместо него придут адекватные люди.

Буквально две недели назад Михаил Федоров, опубликовал статью, где утверждал, что личные данные находятся под контролем граждан.

Я допускаю, что за этим кроется не злой умысел солгать, он действительно может так «думать».

В своем интервью при вступлении на должность этот деятель сказал, что когда он принял предложение, он ничего не знал об электронном правительстве, три месяца он долго думал и теперь у него есть виденье.

У меня уже почти 4 года за плечами докторантура в Болонском университете под руководством человека, который возглавлял разработку десятков е-гов сервисов и тех.стандартов гос.сервисов ЕС.

Я едва ли себе позволяю сказать, что я что-то придумал или что-то знаю. В этой ситуации на ум приходят только слова проф.Преображенского: «Вам [Федоров] нужно молчать и слушать, что вам говорят».

От редакции, напомним ранее министр Федоров заявлял:

«Я думаю, что роль кибербезопасности немного преувеличена. О ней много говорят, но по факту привести каких-то реальных кейсов киберугроз мало кто может. Приведу простой пример. Когда мы пришли в Офис президента, IT-команда показала дашборды с тысячью атак в день, перегрузкой сайтов и тд. Через две недели мы их уволили, и ничего не происходило на протяжении нескольких месяцев, пока мы собирали новую команду»...