Константин Кот, заведующий снабжением - Батальон Архангелы Михаила

30 апреля, 18:56
Слыша слово "батальон" люди, чаще всего представляют службу на фронте и бои, но ведь никак не тыловую деятельность, однако это фундаментальное дело, дающее силы бойцам мужественно стоять на передовой.

В батальоне Архангелы Михаила снабжением бойцов руководит Константин - позывной "Кот", рассказавший о своей деятельности, побратимах и, как он лично встретил войну.

Ирина Клочко: Представьтесь, пожалуйста, можно просто позывной.

Кот: Я "Кот".

Ирина Клочко: А почему именно кот?

Кот: Ну не знаю, можно, пожалуй, там придумать множество разных вариантов. Коты же тоже бывают разные: кот бывает, для кого-то ласковый, для кого-то боевой, для кого-то там, как говорил наш враг, цап-царап. Вот – по-разному.

Пара слов о том, как проходит подготовка к выезду на частичную ротацию, пополнение и передача определенных запасов на востоке Украины, где 2 взвода нашего батальона сейчас находятся. Вчера-сегодня мы упаковывались, собирали определенные продукты, припасы определенные, некоторое тактическое снаряжение и сегодня, в том числе с частью личного состава, будет выезд и произведена замена, соответственно, если даст Бог, благополучно завтра-послезавтра… ну завтра, пожалуй, вряд ли. Послезавтра мы должны вернуться и проводить подготовку здесь, отдохнуть и начать подготовку нового состава, также для выезда на восток. И такие выезды у нас проходят с определенной регулярностью – раз в неделю, раз в 10 дней, в зависимости от потребностей, в зависимости от того, как наши бойцы там себя чувствуют.

Ирина Клочко: Выезды проходят – доставка именно еды, или еще чего-то дополнительно?

Кот: Также тактических элементов одежды, например, сейчас сложились условия, когда нужно вывезти там карематы, спальные мешки, больше теплой одежды. Кроме того, пищевые запасы обладают свойством исчезать, поэтому доставляем, это определенная наша регулярность – ежедневная работа.

Ирина Клочко: Как часто меняются ребята?

Кот: Это все динамично, не имеет там устойчивого отрезка времени, но ориентируемся так – 10 дней, плюс-минус 10 дней. Но все же, есть те кто находятся там 20 дней, комбат находится там вообще постоянно в последнее время, кто находится неделю, 8 дней, кто может какие-то травмы получил или еще что-то - ему нужна замена, соответственно ротация происходит не полная, а частичная, только таким образом.

Ирина Клочко: У вас вообще есть военная, определенная подготовка или ее не было?

Кот: Абсолютно нет, скажем так, в течение моей жизни, каким-то такими отрывками я сталкивался с тем, чтобы получить какие-нибудь знания или навыки. Ну, во-первых, это мужское дело и какой-то минимальный запас навыков каждый мужчина должен иметь. К тому же, после 14 года мы с моими друзьями уделили этому внимание, мы проходили подготовки, тренинги, выезды, работу с оружием и так далее, то есть ну, определенный запас имею, но профессионального у меня нет такого, чтобы я был профессиональным кадровым офицером.

Ирина Клочко: Как вы вообще очутились именно здесь?

Кот: Я проснулся от взрывов, я живу на левом берегу. Я проснулся от взрывов 24 февраля, после того как я все-таки осознал, что это реальная атака, что это реальная война, я начал искать возможность того, чтобы реализовать себя на фоне защиты нашей страны. Моя тропа привела меня на Оболонь к Майману и мы с 24 февраля вместе. Вот откуда и пошла моя такая эпопея в батальоне Архангелы Михаила.

Ирина Клочко: А чем именно вы занимаетесь в батальоне, какое-то определенное звание возможно?

Кот: Это тоже была динамичная история, вообще сначала мы все получили оружие, мы все стояли на защите, потому что мы все ожидали, и в принципе так и было - заходили ДРГ, мы были обычными бойцами, обычными стрелками. Потом, когда батальон начал… еще даже батальона не было - это была группа, группа инициативных людей, которые имели определенную цель, которые имели определенные убеждения и у которых были определенные желания, что именно этим нас и объединяли. Потом эта группа начинала становиться больше, она стала не просто, каким-то там сборищем людей, а а чем-то упорядоченным. Соответственно, у каждого начали появляться просьбы реализовать себя. И комбат там распределял: "Ты займись тем, ты займись тем, ты займись тем". И уже в зависимости от того, кто сколько мог себя реализовать, в том или ином поприще, человек либо вынужден был, либо как-то искал себя сам. Поэтому за эти 2 месяца каждый из нас, тех, кто с самого начала, каждый из нас вынужден был попробовать себя в совершенно разных направлениях. Вот и нет такого четкого: "я занимаюсь там тем или иным или занимаюсь чем-то не таким", потому что каждый стоит на том, что мы должны делать общее дело и не имеет разницы, что ты будешь делать для того, чтобы мы достигли цели.

Ирина Клочко: У вас были выезды на передок?

Кот: Ну да. Я же вам говорю, в первые дни мы вообще все были фактически на передке, потому что мы помним, какие это были… не только стрельба была, а были заходы групп на технике и с более таким тяжелым вооружением, приходилось быть на передке.

Ирина Клочко: Самое сложное, что вам пришлось пережить за эти 2 месяца?

Кот: Вы знаете, что, по моему мнению, лично сложнее всего это твое моральное состояние, физическое и все остальное можно перенести, можно с этим смириться или там преодолеть, но морально конечно - когда это происходит в твоей стране, когда ты сидишь в карауле, когда тебе приходит известие, что человек, который еще 2 месяца назад на руках держал перед алтарем твою племянницу, которой было пару месяцев, погиб от того, что ему в висок пустили пулю за то, что он хлеб и лекарства вез людям, то это самое трудное, все остальное можно пережить.

Ирина Клочко: Самое веселое, что у вас было?

Кот: Вы понимаете, самое интересное в этом всем то, что собралась совершенно разная публика, во-первых, мы не регулярны и, если взять… быть полностью откровенными, то здесь находятся уже состоявшиеся в своей жизни люди, которые чего-то достигли, которые уже сформировались, как личности И на этом фоне очень интересно наблюдать, как адвокат рядом с аграрием и рядом с боксером находят общий язык для того, чтобы сделать какое-то общее дело и это удается, и это воспринимается с улыбкой, с какими-то такими шутками, хотя, если быть… знаете, отстраниться от этого, мы занимаемся вещами, которые ну не свойственны гражданским людям и вообще это серьезные вещи, к которым мы вынуждены относиться с улыбкой для того, чтобы контролировать психологическое напряжение.

Ирина Клочко: Что вы повезете?

Кот: Во-первых, это питание, которое мы собирали, отдельно хочу поблагодарить людей, это существенная помощь не только украинцев, но и международная, очень нам помогают грузины, их диаспора очень существенно помогает, доля сегодняшнего груза это именно их. Мы собираем пайки, мы собираем продукты, там есть тактические какие-то вещи, есть и спальники, и карематы, некоторые боевые приспособления там есть. Этот бус поедет на восток, восток нашей страны для наших бойцов, нас там очень сильно ждут, очень-очень. И нас дождутся, обязательно дождутся.