Кто обстреливает Донецк?

10 июня, 09:37
Вечером 4 июня в 21:04 в центр Донецка прилетели снаряды РСЗО «Град». В Ворошиловском районе раздались полтора-два десятка взрывов, пришедшихся по жилым кварталам. 5 человек погибли, 20 были ранены.

Руководство ДНР и российские государственные СМИ немедленно сообщили, что ВСУ обстреляли мирных жителей вечером выходного дня, повреждены школы и детские сады.

В пабликах Донецка слова «военкоров» и начальства на веру не приняли. Начали появляться сообщения, что обстрел велся из черты города, и ВСУ к этому не имеет никакого отношения. Тем же вечером и на следующий день украинская сторона заявила, что не вела обстрелов центральной части Донецка.

Мы сразу взялись за эту тему, а читатели придали дополнительную мотивацию — несколькими письмами, в которых просили разобраться, что произошло в городе.

Разобрались.

С какой стороны и из чего стреляли 4 июня

Обстрел велся из РСЗО «Град» (БМ-21). Это видно по характерным кучным разрывам, их частоте и звуку «прилетов». Мы попытались подсчитать число попаданий, но из-за того, что звук разрыва в городских условиях сильно отражается от домов, точный подсчет не удался. По нашим данным, в центр Донецка попало от 17 до 26 зарядов «Града».

Работающие на месте российские «военкоры» и официальные лица ДНР заявили, что по городу дали залп «полным пакетом». Полный пакет — это 40 реактивных снарядов. Сколько мы ни пересчитывали, у нас не выходило такое число попаданий ни по звуку, ни по видео с места событий.

6 июня мы смогли получить подтверждение наших данных от российского военного, находящегося в Донецке.

«Да, где-то 12-17 попаданий. Половина пакета или чуть меньше», — сообщил наш источник.

Зачем госжурналистам и чиновникам понадобилось рассказывать про «полный пакет»? Потому что это звучит куда более угрожающе, чем несерьезные на слух «полпакета» и позволяет показать бесчеловечность противника, обстрелявшего мирный центр города целыми 40 зарядами.

Сообщения в донецких пабликах говорили, что обстрел велся со стороны Макеевки, находящейся под контролем ВС РФ и подразделений ДНР. Эту версию удалось отмести сразу же.

Мы проанализировали почти сотню фотографий и видео, сделанных на местах попаданий 4 и 5 июня. Отсеяли попадания, которые пришлись в парковки, дворы и деревья, так как по ним невозможно установить точный адрес и место в городе, а значит и направление обстрела.

Нашли часть домов, в которые прилетели снаряды. Сверили их расположение с картами. Макеевка находится восточнее Ворошиловского района. Соответственно, при обстреле с той стороны, снаряды попадут в восточные стены зданий, но все обнаруженные попадания были с северной или северо-западной стороны. Самым четким подтверждением направления может служить дом 7 на Школьном бульваре, который развернут фасадом строго на северо-запад. В четвертый этаж дома со стороны фасада пришлось прямое попадание реактивного снаряда, почти под прямым углом. Значит, обстрелы велись не со стороны Макеевки, а с северо-западного направления.

След от попадания реактивного снаряда в квартиру на четвертом этаже дома 7 на Школьном бульваре в Донецке. Вид на фасад дома со стороны улицы.

Расположение дома 7 на Школьном бульваре в Донецке

Что находится северо-западнее зоны обстрела? Один из росгосвоенкоров уверенно сказал, что «стреляли из Песок». Пески — населенный пункт за северо-западной окраиной Донецка, полностью разрушенный во время боев 2014-2015 годов. В той стороне находятся позиции ВСУ. Правда, сами Пески пустынны с 2015 года. Это мертвая зона, пристрелянная обеими сторонами. Любой, кто попытается там оборудовать позицию, будет немедленно уничтожен.

Мы обратились к нашим источникам в ВСУ. По их словам, украинская армия не вела обстрел города из РСЗО.

«Во-первых, зачем? По центру не стреляли почти никогда. В городе сейчас сложные настроения, семьи мобилизованных не хотят войны, многие горожане не хотят войны. Зачем нам лупить по жилым кварталам? Потому что мы бандеровцы что ли? Во-вторых, у нас каждый "Град" на вес золота. В Песках у нас позиций нет, они сильно дальше. Подводить установку к Пескам — значит ее потерять почти гарантированно. В-третьих, даже если бы мы были людоедами и долбо...ми одновременно и подвели бы "Град" к Пескам, то его бы вашей артой накрыли либо во время, либо сразу после залпа. И об этом сообщили бы все Соловьевы, что отомстили злым укропам за жизни мирных людей. В-четвертых, бывали случаи, когда ребята из мести за своих погибших пускали по одному-два снаряда. Но за это сейчас крепко прилетит, вплоть до ареста. Поэтому я уверенно говорю, что "Град" не наш», — утверждает офицер ВСУ, воюющий под Донецком.

Мы обратились к российским военным, не фиксировали ли они обстрел из РСЗО вечером 4 июня с позиций ВСУ.

«Насколько я знаю, не стреляли они. У них позиции далеко оттуда, там почти максимальная дальность будет, почти 20 км от центра города. Так кучно бы не легло с их позиций. Мы? А нам это на..я? Мы воюем, а не х...ней страдаем, чтобы по мирняку своему бить. У нас в северо-западном направлении нет такой техники. У нас же "Торнадо Г" используется, там и боекомплект другой, да и нет их на том направлении. Есть в городе, есть на севере, но не у Песок», — пояснил российский офицер.

Откуда стреляли 4 июня

Мы составили карту тех попаданий, которые зафиксировали с помощью фото- и видеоматериалов. На ней виден разброс снарядов. По нему, с помощью военных экспертов и специалистов в баллистике, можно определить, с какого расстояния велся огонь.

Карта попаданий по центру Донецка от обстрела РСЗО "Град" вечером 4 июня (на карте отмечены только те попадания, которые мы смогли привязать к местности, сопоставив фото- и видеоматериалы с картой местности)

По словам военного эксперта, судя по этой карте, обстрел велся с северо-запада с расстояния либо в 7-8, либо в 15 километров.

«Судя по рассеиванию, могло быть и с дистанции в 7-8, и с 15, тут надо смотреть, что находится на этом расстоянии. Это примерные расстояния, о которых можно судить по эллипсу рассеивания снарядов. Для точной оценки нужны таблицы дальности, знание, какой использовался боеприпас. Это, естественно, невозможно», — считает военный эксперт.

Специалист по баллистике, в прошлом артиллерийский офицер, дал чуть более конкретную оценку дальности.

«Судя по рассеиванию, я бы сказал, что это 7-8 километров на северо-запад от точек попадания. При стрельбе из РСЗО по городской застройке снаряды часто выбиваются из стандартной сетки рассеивания, потому что попадают в деревья, дома, другие препятствия. Если бы стрельба велась с большей дальности, больше 10 километров, то эллипс рассеивания имел бы более круглую форму. Если с дистанции дальше 15 километров, то более вытянутую. Часть снарядов либо перелетела бы через реку, либо легла сильно западнее первых разрывов. Моя оценка дистанции ведения огня — 7-8 километров», — считает эксперт по баллистике.

Прежде чем смотреть, что расположено в 7-8 и 15 километрах от зоны обстрела, мы просмотрели фотографии попаданий еще раз, чтобы удостовериться в том, что правильно определили направление. По следу от попадания снаряда в проезжую часть на улице 50-летия СССР, напротив дома 153, видно, что он летел с северо-запада.

След от снаряда на улице 50-летия Октября, напротив дома 153 в Ворошиловском районе Донецка

Два попадания в дом 7 по улице Генерала Антонова пришлись в фасад, который развернут строго на север, Но по обоим попаданиям видно, что снаряды прилетели под таким углом, что это также указывает на северо-западное направление.

След от попадания снаряда в дом 7 на улице Генерала Антонова

След от попадания снаряда в дом 7 на улице Генерала Антонова

Если взять направление на северо-запад и провести линию, перпендикулярную фасаду дома 7 по Школьному бульвару (наиболее показательное для определения направления обстрела попадание), то мы попадем в район Песок (в Донецке название этого населенного пункта произносят с ударением на "е" и склоняют).

В этом районе, как мы уже выяснили, одни руины, пристрелянные артиллеристами с обеих сторон. Чтобы вести огонь из РСЗО, нужно найти укрытие, которое скроет «Град» во время ведения огня так, чтобы его было не видно и не очень слышно.

Направление и возможные места, откуда велся обстрел Донецка вечером 4 июня. Красный четырехугольник — предполагаемая позиция обстрела с дистанции в 8 км. Оранжевый прямоугольник — возможная позиция обстрела с дистанции в 14-16 км

Если посмотреть на карту выше, станет очевидно, что при стрельбе с дистанции в 14-16 километров невозможно найти позицию для скрытного ведения огня. Там поля, берег реки, кроме того, эта территория находится под наблюдением корректировщиков огня с обеих сторон. «Град» был бы виден там, как на ладони. Время стрельбы у «Града» небольшое. Полный залп делается за 20 секунд. Половинный залп, как в случае с Донецком — за 10. Но кроме стрельбы экипаж РСЗО должен еще развернуть установку и подготовить ее к бою, зарядить снаряды, выбрать угол и т.д. Это у опытных артиллеристов занимает от 8 до 12 минут. И от 6 до 8 минут занимает сворачивание установки, чтобы покинуть позицию. Итого, обстрел занял бы минимум 14 минут 10 секунд, максимум 20 минут 10 секунд (если расчет грамотный и опытный; если это новички, то время может растянуться до получаса).

При наличии корректировщиков огня этот перфоманс посреди полей неминуемо закончился бы уничтожением «Града». Камикадзе в украинской армии нет, да и позиции ВСУ находятся еще дальше на запад, значит вероятность, что огонь велся из «оранжевого прямоугольника», стремится к нулю.

Посмотрим на наличие возможных укрытых позиций при стрельбе с дистанции в 8 километров. В этом случае выбор велик. Это и обширная территория Донецкого казенного завода, на которой есть даже бетонные капониры для техники, и разрушенная войной шахта «Октябрьский рудник», где есть терриконы.

Донецкий казенный завод не слишком подходит из-за своего расположения, он находится южнее предполагаемой линии огня. А вот «Октябрьский рудник» подходит идеально. Расположив «Град» между терриконами и разрушенными зданиями, можно укрыться от наблюдателей и корректировщиков огня с обеих сторон. Терриконы при этом выполнят роль экрана, который будет отражать звуки при залпе и не даст им раскатиться в сторону города.

Предполагаемое место, откуда велся обстрел центра Донецка вечером 4 июня 2022 года

Кто стрелял по центру Донецка 4 июня

Наиболее вероятную огневую позицию определили. Теперь нужно понять, кто мог в этом месте спокойно подготовить «Град» к ведению огня, дать залп половиной «пакета», свернуть позицию и уехать, причем так, чтобы гарантированно не попасть под ответный огонь или не быть накрытым пехотой.

Это точно не ВСУ. Украинские военные умело работают диверсионными группами, но диверсанты почти никогда не ездят на «Граде». В районе «Октябрьского рудника» регулярно бывают и разведчики ДНР, и патрули ВС РФ. Провезти туда «Град» незаметно нереально. Выбраться после этого живыми — нереально вдвойне.

Российские военные утверждают, что у них в этом районе РСЗО нет и точно нет старых «Градов», поскольку их заменили новой модификацией с возможностью компьютерного наведения и подсчета координат цели — «Торнадо Г». Для нее делаются другие боеприпасы, чем для старого «Града». Их легко можно будет опознать, найдя на месте прилетов остатки снарядов. Пользы для армейских от обстрела центра Донецка нет, смысла в этой акции тоже ноль, а риски попасться после такого крайне велики. Значит, обстрел вряд ли вели российские войска.

Посмотрим на силы ДНР. У них есть «Грады», взятые еще в украинских военных частях в 2014-2015 году. Их старательно скрывали от наблюдателей ОБСЕ после Минских соглашений, прятали по частным дворам и сараям и сохранили несколько десятков штук. Проблема только в боеприпасах, потому что их не хватало еще восемь лет назад, а сегодня не хватает катастрофически, поскольку российская армия их в ДНР давно не завозила, а больше им взяться неоткуда. Мы знаем, что с 2015 года запасливые командиры подразделений приберегали снаряды для «Градов». То есть, при большом желании можно было бы найти снаряды на половину «пакета». Но важно понимать, что никто из местных жителей, служащих в Корпусе (Корпус народной милиции ДНР), не будет стрелять по собственному городу. И не даст это сделать не местным.

Остаются «частники» — военизированные формирования, выполняющие узкоспециальные, часто криминальные задачи для своих владельцев или кураторов. Таких подразделений в ДНР больше двух десятков. Каждое насчитывает от 5 до 200 бойцов. Одни работают в интересах Дениса Пушилина, другие в интересах приехавших из России кураторов республики, служащих в ГУГШ генштаба (бывшее ГРУ) и в ФСБ.

В рядах таких формирований почти нет местных. Зато в избытке есть приезжие наемники и уголовники, готовые за хорошие деньги сделать что угодно.

Жители Донецка отлично помнят, как зимой 2015 года в городе вдруг начались минометные обстрелы, уносившие десятки жизней мирных граждан. Была обстреляна очередь за гуманитарной помощью, троллейбус на Боссе. Людей убивали и калечили мины из 82-мм минометов. Украинцы со своих позиций не могли добить таким оружием до города, даже если бы очень захотели. Тогдашний глава ДНР Захарченко объявил, что стреляют украинские диверсионные группы. Они устанавливают минометы в кузовах мусоровозов или в газелях с самодельным люком в крыше, ездят по Донецку и обстреливают гражданских.

Такие ДРГ зимой 2014-2015 ловили по всему городу и некоторых даже поймали.

Вот что об этом рассказывал тогда одному из нас бывший офицер СБУ, перешедший на сторону ДНР, и служивший в местном министерстве госбезопасности.

«Выявить этих выродков сложно, потому что с большой вероятностью они одеты в форму ополчения, имеют документы ополчения, и… на самом деле являются ополченцами. Прошлым летом, еще в самом начале заварухи, в ряды добровольцев записалось множество криминальных элементов. Приходили даже заключенные из колоний, находящихся неподалеку, и им практически без проверок, просто под честное слово выдавали оружие. Потом на помощь приехали кавказцы, в основном чеченцы и осетины. Часть из них действительно очень храбро сражалась. Но некоторые потянулись на войну ради грабежа и наживы. Они отжимали машины и квартиры, пытались крышевать коммерсантов, не чурались банального гоп-стопа. Особенно серьезных масштабов этот кошмар достиг во время так называемого перемирия. Кто-то из подобных мразей и устраивает обстрелы», — говорил офицер зимой 2015 года.

В тот период минометные обстрелы города устраивали для решения утилитарной задачи. Нужно было привлечь побольше добровольцев, как раз начиналось наступление войск ДНР на Дебальцево, нужны были люди, нужна была ненависть. А еще нужна была картинка жертв и разрушений, которую можно показать по всем российским федеральным каналам, подкрепив ее рассуждениями пропагандистов о геноциде народа Донбасса.

Те из нас, кто работал в ДНР в то время, помнят, как после минометных обстрелов жилых районов в добровольцы шли записываться мужчины, обозленные потерей близких или тем, что остались без жилья. Остальные могут помнить, что показывало российское телевидение той зимой. Главная мысль всех сюжетов была простой — Украина обстреливает мирных людей, поэтому наступление войск ДНР не нарушение Минских соглашений, а справедливое возмездие.

«Сегодня ситуация похожа. В Корпусе большие потери, среди горожан в Донецке растет недовольство и мобилизацией, и тем бардаком, который там устроила Россия. Вопросы мобилизации в республике курируют люди из Москвы, насколько я знаю, из ФСБ. Если они и им подобные запускали минометы в мусоровозах восемь лет назад, чтобы поднять градус ненависти у населения, что мешает им сделать так снова. О чужих жизнях никто из этих людей не думает», — говорит офицер российской армейской контрразведки, работавший в Донецке в 2015 году и продолжающий службу сегодня.

С ним согласен и офицер ГУГШ, служивший на Донбассе восемь лет назад, а потом внимательно следивший за руководителями самопровозглашенных республик и их борьбой за власть.

«Такой обстрел можно устроить, чтобы мобилизовать население. Чтобы всколыхнуть тех, кто поверит в эту историю и пойдет записываться в добровольцы. Но еще важнее, что такие обстрелы могут успокоить ситуацию в городе. Люди озлоблены, но многие на Россию, а не на Украину. Уже давно в Донецке и Луганске многие задумались, а надо было во все это вообще ввязываться, может как-то обратно откатить. Таких людей все больше. И это не старики, а молодежь и те, кому сейчас 30-50. Кто-то помогает ВСУ, кто-то просто не любит Пушилина с его гоблинами и Москву с ее обещаниями. Чтобы этих людей заткнуть и напугать, нужно всколыхнуть не сильно умное большинство, которое не занимается политикой и просто выживает. Если устроить обстрелы, убить сколько-то мирных, то это большинство начнет бурлить. Начнут сдавать тех, кто настроен против власти, начнут следить друг за другом. Это позволит удержать ситуацию. Ну, так думают конторские парни, которые работают в республике», — считает офицер ГУГШ.

Если принять эту точку зрения, то организация обстрела из «Града» может выглядеть так. Небольшая группа «частников», работающая с московскими кураторами по всяким грязным и кровавым делам, получает приказ и вознаграждение за работу. Они берут украинский «Град», тихо стоявший сколько-то лет в схроне. Приводят его в боеспособное состояние. Забирают из другого схрона боекомплект. Сколько есть, столько и берут, главное, чтобы снаряды были с украинской маркировкой, а их осталось мало. Малым числом снарядов с украинской маркировкой может объясняться и залп неполным пакетом.

Выбирают место, надежно укрытое от наблюдателей ВСУ и ДНР — «Октябрьский рудник», терриконы которого отразят звук залпа и заодно скроют вспышки от возможных случайных свидетелей на окраинах Донецка. После этого экипаж из трех-четырех человек приезжает на место, спокойно разворачивается и открывает огонь. Спокойно, потому что кураторы этой группы могут повлиять на маршруты отрядов ДНР или ВС РФ в этом районе, и сделать так, чтобы расчет «Града» никто из своих не побеспокоил.

Отстрелявшись, «Град» уходит и снова встает в схрон. Или сжигается где-нибудь вдали от глаз. Расчет может вернуться к повседневным делам или может быть уничтожен. Например, одним из исполнителей, которому за устранение товарищей пообещали их доли награды.

Кто стрелял по городу в другие дни

Впрочем, судя по другим видео, приходящим из Донецка, беспринципные убийцы очень нужны и после 4 июня. В паблике «Типичный Донецк» 6 июня в 16:58 было опубликовано видео, снятое местным жителем.

На видео слышен звук выстрела, предположительно из миномета, а потом близкий звук разрыва. Через несколько минут после публикации видео появилась информация, что под обстрел попала электроподстанция на улице Заварзина 1а. Воронка на месте разрыва похожа на воронку от минометного снаряда.

Мы еще проверяем это видео. Если нас читают жители Донецка, которые располагают фото- и видеоматериалами похожих обстрелов, будем признательны, если вы пришлете их нам на почту volyamedia@protonmail.com, снабдив сообщением о том, где и когда сделаны кадры, а также со своими комментариями. Возможно, ваша информация поможет нам выяснить, устраиваются ли минометные обстрелы «по своим» и кто конкретно за этим стоит.

6, 7, 8 июня по разным районам Донецка велся огонь из тяжелой артиллерии. Снаряды ложились вблизи жилых кварталов, но в большинстве случаев поражали объекты инфраструктуры: электроподстанции, водомерную станцию, вышки сотовой связи и телевизионную вышку. В результате этих обстрелов пострадали несколько человек, в том числе ребенок.

По нашей информации от украинских военных, обстрел из гаубиц велся ВСУ с дальней дистанции.

«По центру города не стреляли, по жилым домам не целились, но могли попасть. Цель была — обесточить некоторые районы города и выбить связь и телевизионный сигнал. Российские военные и руководство ДНР вместо специальной связи часто использует сотовую, причем с симкартами украинских операторов. Вот их и хотели лишить возможности быстро связываться друг с другом», — поясняет украинский штабной офицер.

Его слова подтверждают и российские военные, которые говорят, что спецсвязь часто сбоит, поэтому большинство офицеров и местных чиновников использует обычные мобильные телефоны. Удары по вышкам способны нарушить коммуникацию между подразделениями ДНР и ВС РФ и внести сумбур в действия и решения властей.

Мы следим за ситуацией с обстрелами Донецка.