Масштабы дезертирства в рашистской армии

Помимо контрактников-отказников появляются все больше дезертиров — солдат, тайно сбежавших из армии и скрывающихся от правосудия. Сообщения о таких случаях поступили уже из семи регионов россии. Беглецов ищут через местные региональные медиа.

Дезертируют и контрактники, и срочники, и новобранцы еще по пути на службу. Однако «отказников» пока гораздо больше, хотя и на них оказывают давление и пытаются вернуть на фронт, как солдат из Бyрятии.

Первый объявленных случай дезертирства произошел в первый же день войны — водитель-контрактник убежал из танковой колонны на пути к Мариуполю. 31-летний рядовой покинул 8-ю армию с автоматом и патронами. О поимке не сообщалось — как и в большинстве подобных случаев.

В марте из военной части в Ленобласти ушел без оружия новобранец из Карелии. В том же месяце сбежал солдат из 34-й мотострелковой бригады, которая базирyется на Кавказе.

18 апреля в Брянской области контрактник сначала открыл стрельбу из автомата, затем угнал у местного жителя машину и уехал на ней. Его поймали спустя несколько часов, когда он застрял на угнанной машине в грязи.

Избежать отправки на фронт пытаются и пациенты военных госпиталей. 25 мая в Ярославле пропал контрактник, у которого приближался срок выписки с лечения.

Дезертирство продолжилось по ходу весеннего призыва. В начале июня прямо по пути в армию с железнодорожной станции сбежал недавний студент московского вуза. Он отпросился в туалет и пропал, полиция ищет его через друзей и знакомых.

24 июня стало известно о дезертирстве сразу четырех контрактников в Белгородской области. Сержанта и троих рядовых объявили в розыск в прифронтовом регионе.

По данным Боровской сельской администрации, в Изюмском районе 20 июня сбежали в лес после выхода из боя около 200 российских солдат. Украинская разведка сообщала, что в июне из Херсонской области в Крым пыталась пробраться еще одна группа российских дезертиров. Они просили еду и воду у местных жителей, а передвигались исключительно ночью и пешком.

В прошлые годы объявлений о поисках солдат-беглецов было меньше. Самым «богатым» на поиски дезертиров был 2019 год, когда об этом объявляли как минимyм четыре раза. Участившееся дезертирство в 2022-м — бегство от войны.