Новый виток «войны на истощение»: где пройдут главные сражения между Россией и Украиной в 2023 году

12 января, 17:18
Первые десять месяцев войны в Украине для Москвы можно назвать провальными: российская армия теряет территорию, оставляет ВСУ крупные города и несет серьезные потери в людях и технике.

Несмотря на это Москва уже идет в новое наступление под Соледаром и, возможно, планирует еще одну волну мобилизации. Поможет ли это Путину удержать оккупированные территории? Объясняем в нашем разборе с прогнозами на 2023 год. 

Военная кампания Путина не получилась быстрой и легкой: российская армия увязла в ожесточенных боях и бесконечных артиллерийских дуэлях. За десять месяцев войны Москва потеряла почти половину всех захваченных в конце февраля территорий. Бездумная стратегия блицкрига, ошибки командования и попытки нахрапом взять укрепленные позиции ВСУ обернулись 100 тыс. погибших солдат и офицеров, мобилизацией 300 тыс. россиян и атаками на гражданскую инфраструктуру. 

Сейчас, после казалось бы успешной атаки на Соледар кажется, что Москва смогла перехватить инициативу. Возможно, взятие города поможет российским войскам зайти с севера к Бахмуту. Однако даже эта (пока гипотетическая) победа стоит очень дорого и ведет только к продолжению бессмысленных и кровавых атак в районе Бахмута.

«Мясорубка» под Бахмутом, затянувшиеся дуэли артиллерии в Луганской области и нескончаемые новости по поводу бесславной судьбы мобилизованных россиян указывает, что Москва не в состоянии провести работу над ошибками и каким-то коренным образом в ближайшее время переломить ход кампании. Неспособность российского командования провести работу над ошибками и увеличение поддержки Киева западными союзниками в будущем году приведут только к ожесточению противостояния — и не факт, что Москве есть что противопоставить. 

Объясняем в нашем разборе, как может сложиться война в 2023 году — и остались ли еще у Путина козыри в рукаве.

После десяти месяцев войны

В начале февраля российская армия смогла быстро захватить большие территории Украины. Однако как только Киев смог провести мобилизацию и реорганизовать оборону, российские войска стали отступать. В итоге, уже осенью украинцы смогли провести два значительных наступления, в ходе которых российским военным пришлось оставить Херсон и Харьковскую область. Не последнюю роль в этих успехах сыграла помощь западных партнеров: и поставки современного вооружения, с помощью которого ВСУ смогут дать отпор Москве, продолжается.

Украинская почтовая марка, 2022 г.
Источник — Wikimedia

Десять месяцев кампании указали на серьезные проблемы в подготовке российской армии. Оказалось, что усеченные российские подразделения не в состоянии вести полномасштабное наступление на огромной территории — им просто не хватает личного состава. Даже в случае успеха, батальонные тактические группы не могут удерживать оккупированную территорию и вынуждены ценой больших потерь отступать. Объявленная мобилизация не смогла оперативно исправить этот недостаток, так как новоприбывших на войну солдат не обучили и не оснастили должным образом.

Проблему усугубили трудности логистики. Растянутые по огромной территории подразделения сложно снабжать боеприпасами и свежими силами. Особенно, если заранее не был продуман план такого снабжения. 

Как-то сгладить проблемы могло бы доминирование российских ВКС в воздухе, однако и этого не произошло. В таких условиях и с учетом дефицита артиллерийских боеприпасов Москве будет довольно сложно развернуть серьезное наступление. Поэтому Украина смогла захватить к концу года стратегическую инициативу: после двух крупных побед именно Киев выбирает, где будет организовано следующее наступление. 

Обманчивый баланс

В начале года основным направлением российской атаки видится Бахмут. Российские военные продолжают массированно бомбить и атаковать город в попытках окружить его. 

Помимо бахмутского направления, ожидается, что российские войска могут развернуть наступление на севере Луганской области и в Запорожье. В первом случае атака необходима для «полного освобождения» Луганской области, которую в качестве одной из целей декларируют в Кремле. Успешное контрнаступление ВСУ в конце года может поставить под удар эту цель, поэтому Москве необходимо действовать на опережение на этом участке фронта.

Чтобы не допустить атаки ВСУ оккупированную часть Запорожкой области, что поставит под угрозу сухопутное сообщение с аннексированным Крымом российские военные могут решиться на ответные действия. Проблема в том, что украинская артиллерия после взятия Херсона контролирует пути снабжения российской группировки в этом районе. Поэтому участок фронта в Запорожье может стать потенциальной целью для обеих армий — и вопрос заключается в том, кто первым начнет наступление и будет лучше готов к действиям противника.

Украина на это может ответить атакой в Херсоне. После того, как город перешел под контроль ВСУ, восточный берег, удерживаемый российской армией постоянно находится под обстрелом. В комбинации с битвой за Запорожье такая схватка за юг Украины позволит Киеву не только вернуть себе значительные территории, но и отрезать Крым от основных сил российской армии. Такой расклад сил позволит украинской армии снова выбирать цели для атаки.

При этом состояние некоторого баланса, установившегося перед новым годом, обманчиво. Обе армии имеют возможности для наступления на разных участках. Украине необходимо развивать свои успехи, однако очевидно, что Киев не хочет нести серьезные потери, так как мобилизационный ресурс страны не позволяет бросать в бой все новых и новых солдат. Москва же, с другой стороны, может объявить еще одну волну мобилизации и увеличить группировку в разы. 

Направление будущих ударов

Учитывая описанную ситуацию кажется, что у сторон не так уж и много возможностей для крупномасштабных наступлений. Несмотря на то, что украинское командование очень оптимистично смотрит на начало нового года и обещает к концу весны, например, вернуть Крым, у ВСУ на данный момент нет таких сил и возможностей. Российская мобилизация выровняла численное соотношение сторон, а зимняя пауза дала возможность и тем, и другим выстроить оборону по занятым рубежам.

Тем не менее обе стороны явно готовятся к военным действиям в Запорожье. Зарубежные разведки и эксперты указывают, что российская армия возводит оборонительные укрепления на этом участке фронта, ожидая контрнаступления. Эти территории и с украинской стороны видятся наиболее выгодным направлением. Из-за этого у Москвы есть больше шансов для того, чтобы к нему подготовиться, что снимает элемент неожиданности, которым ВСУ успешно пользовались ранее. 

Другой вероятный вектор атаки украинской армии — Луганская область. Зима здесь может сыграть на руку наступающей стороне. Местность к северу от Луганска болотистая, поэтому в холодное время года наступать удобнее, чем осенью, так как техника не вязнет в грязи. Бои за Кременную на юго-западе области показывают, что ВСУ в состоянии воспользоваться этим фактором. При развитии успеха у Киева есть шанс выдавить российские войска на новые, неподготовленные рубежи, что осложнит оборону.

Помимо этого у Киева остаются возможности для нанесения ударов напрямую по российской территории. Военное командование уже анонсировало новые удары «все глубже» за линией фронта. Однако это не означает, что ВСУ устремится в атаку на Белгородскую область. 

Для Москвы же очевидного вариант атаки, по сути, нет. Активные наступательные действия российская группировка ведет в Донецке, в первую очередь в Бахмуте. Однако даже если наемникам «ЧВК Вагнера» вместе с десантными частями, переброшенными из Херсона, удастся взять город, они столкнутся с новым рубежом обороны ВСУ, так как украинская сторона годами готовила укрепленные районы на этом участке. Как показывает опыт десяти месяцев, российские войска не в состоянии оперативно прорвать оборону противника, поэтому очевидного вектора для будущего наступления под Бахмутом нет. 

Вероятно, в Москве считают, что можно повторить неудавшуюся попытку наступления по всем фронтам — но уже с применением мобилизованных россиян. Однако для этого нужно будет провести еще одну, возможно, более массовую волну, так как на данный момент соотношение живой силы выровнялось, что не позволяет вести атакующие действия. Традиционно считается, что для этого соотношение сторон должно быть 3 к 1 в пользу атакующей стороны. Сейчас добиться такого по всей линии фронта попросту невозможно. 

Все больше военные эксперты и западные разведки обсуждают возможность наступление российских войск через Беларусь. Возможно, вместе с войсками республики. В пользу этого говорят постоянные совещания между Путиным и Лукашенко, военные проверки и учения. Само собой, открытие нового фронта осложнит позиции ВСУ, однако пока не очень понятно куда и с каким успехом такая группировка может наступать. До основных сил в Донецкой и Луганской областях далеко, а для ведения серьезных боевых действий в Киевской или Черниговской областях нужны серьезные силы. 

Не исключен вариант, при котором российская и украинская армия займут укрепленные рубежи и не будут лезть на рожон. В таком случае, у Киева есть небольшое преимущество, так как западные союзники в состоянии обеспечить ВСУ всем необходимым для ведения «войны на истощение». Кремль также заинтересован в затягивании конфликта, так как у него нет очевидных возможностей для успешного наступления, а решительные действия на фронте требуют больших политических рисков, например, при объявлении новой волны мобилизации. При таком сценарии война продлится весь 2023 год с редкими вспышками вокруг городов, где уже идут или недавно закончились бои (Херсон, Бахмут). 

У кого быстрее кончатся боеприпасы

Другая серьезная проблема обеих воюющих армий в будущем году — недостаток боеприпасов. Обе стороны указывают, что противнику уже не хватает артиллерийских снарядов для бесконечных дуэлей, которые идут десять месяцев по всей линии фронта. При этом российская армия расходует запасы активнее — и тратит десятки тысяч снарядов в день. Еще сложнее обстоят дела с высокоточными ракетами: настолько, что Москве приходится закупать ракеты и снаряды в Северной Корее. Производить новые в России уже не получится, так как для систем наведения необходимы современные датчики и электроника, которые из-за санкций поступают в очень малом количестве.

Ситуацию могут исправить поставки других режимов: Северной Кореи и Ирана. Последний успешно поставляет Москве ударные дроны, которые российские военные используют для массовых ударов по гражданской инфраструктуре. Однако по подсчетам украинской стороны и тут запасы иссякают: военные использовали треть предусмотренных по контракту устройств. При этом продолжают российские военные терять и другую технику: танки, бронемашины и так далее.

С украинской стороны ситуация тоже не радужная, однако на помощь ВСУ приходят поставки из-за рубежа. В начале года Киев смог договориться с партнерами о рекордной помощи — и по объемам, и по сути. Так Украина впервые получит легкие танки и актуальные бронемашины. Франция предоставит колесные машины AMX-10RC, а США — «убийцы танков», БМП M2 Bradley. И тот, и другой могут использовать как средства прорыва, так как в состоянии развить неплохую скорость и противостоять танкам и бронемашинам российского производства. Помимо этого в рамках новой встречи формата «Рамштайн» для Украины будет согласована новая очередь поставок, которая будет включать себя и артиллерийские снаряды, и новую технику. 

M142 High Mobility Artillery Rocket System (HIMARS)
Фото: LCpl Joseph Scanlan, U.S. Marine Corps

Подобный дисбаланс в сторону западных стран может привести к тому, что у Москвы появятся проблемы в «войне на истощение». Отрезанная санкциями от остнального мира страна не в состоянии на уровне промышленности противостоят совместным усилиям нескольких крупнейших экономик мира.

У Путина остались козыри?

Несмотря на серьезные проблемы, у Путина все еще есть, чем ответить на успехи Киева. В первую очередь, не стоит исключать возможности новой мобилизации. Указ, давший начало первой волне, так никто и не отменил, а российское командование потенциально готовится к большим потерям среди мобилизованных. В конце концов, даже изначальная структура российской армии (использование батальонных тактических групп) предполагает наличие большого количества легкой пехоты. Именно такой пехотой могут выступить мобилизованные россияне. Оценки будущей волны мобилизации пока примерные (как и прогнозы о ее возможности), однако украинская сторона утверждает, что Москва может призвать под ружье еще 500 тыс. человек, что потенциально увеличит группировку почти в два раза. Такой прирост позволит Москве провести несколько одновременных атак. Тот же план в начале кампании дал осечку, однако в увеличение контингента не пройдет бесследно — и ВСУ придется считаться с такой серьезной силой на любом участке фронта.

Помимо этого у Путина в запасе есть гигантские арсеналы времен Советского союза. Дефицит точных боеприпасов всегда можно нивелировать количеством неточных — и Москва уже пользуется этими возможностям. СССР оставил России огромное количество устаревших танков, бронемашин и другой техники, которая может быть задействована против украинской армии. Эффективность такой замены не очень высока, однако количество может перекрыть качество, что обеспечит Москве нужный ей успех хотя бы на одно направлении.

У кого больше шансов?

Учитывая вводные, кажется, что сейчас у Киева есть все возможности, чтобы победить в «войне на истощение». На стороне Украины десятки западных союзников, которые активно помогают стране наращивать военные потенциал. ВСУ в состоянии быстро и качественно вводить в действие новые соединения — украинская сторона годами отрабатывала механизм подготовки мобилизованных. При этом инициатива в начале года на стороне Киева, а у Москвы пока нет очевидных возможностей повернуть ситуацию в свою сторону.

В новом году активнее развернется борьба за небо, особенно с учетом того, что Киев получит новые системы ПВО. Да, возможно, они не смогут сдержать массовые удары дронов, так как неясно, насколько эффективно Patriot в состоянии бороться с ударными беспилотниками. Однако они точно смогут обеспечить прикрытие украинской авиации в воздухе и нивелировать российское преимущество в этой сфере.

Москва на все эти аргументы может ответить только увеличением личного состава и возможностью потенциального ядерного удара. При этом даже такие варианты не кажутся выигрышными — неясно, как уставшее и обеспокоенное войной общество отреагирует на новую, еще более масштабную волну мобилизации. Не говоря уже о том, что пострадавший в боях офицерский корпус будет не в состоянии обучить новоприбывших — он и с первой волной не очень-то справился. 

Так или иначе, в начале 2023 года кажется, что у Киева наконец-то появился реальный шанс переломить ситуацию на поле боя в свою пользу. Насколько этим шансом ВСУ смогут воспользоваться — покажут успехи на поле боя и в дипломатии.