Русские должны понять: отказ выполнять преступные приказы это не дезертирство - это героизм!

22 июля, 19:32
Все больше русских солдат в последние недели массово отказываются воевать против Украины.

Все больше русских солдат в последние недели массово отказываются воевать против Украины.

Нам уже известны примеры отказов солдат из 205-й мотострелковой бригады в Краснодарском крае, 11-й десантно-штурмовой бригады. Более 100 призывников и контрактников из Бурятии, отказались выполнять преступный приказ, есть данные и про военнослужащих из Дагестана.

И это только то, что стало публичным.

На самом деле случаев отказа воевать с Украиной значительно больше, и в публичной плоскости начала появляться с марта, когда многие осознали во, что их втравил Путин.

Тут надо отметить, что перед началом агрессии отказов было крайне мало, но они тоже были.

Рапорты писали те русские офицеры, которые успели повоевать в Чечне и Сирии и осознавали, что вторжение в Украину очередная преступная авантюра российских властей.

По факту, таких отказников было несколько десятков. Но они были.

Им угрожали, предлагали уволиться из рядов вооруженных сил, пытались уговорить остаться.

Вот, что рассказывает капитан одной из мотострелковых бригад Восточного военного округа.

"Меня командир вызвал, когда я рапорт написал. Сперва попытался по-мирному договориться. Я им нужен был, потому что офицеров с боевым опытом у нас в части было мало. Я сказал, что решение не изменю и воевать на Украине не буду. Мне понятно было, что это не учения никакие, а война. Полкан наш меня отпустил, а через день еще раз вызвал на беседу. Там были еще два типа, удостоверений не показывали, не представлялись, но такие, характерные персонажи из ФСБ. Они молча следили за моей реакцией, когда командир начал говорить, что если моему рапорту дать ход, то я после увольнения останусь без работы, меня никуда не возьмут вообще, а у меня кредиты, семья, дочка маленькая. Разговор был часа на два. Я остался в части, готовить пополнения и обучать солдат, на Украину не поехал, но и увольняться побоялся, забрал рапорт".

Волна массовых отказов началась в марте.

Срочники, профессиональные солдаты и офицеры, увидев все ужасы войны, сотни убитых, горящие колонны, поняли, что пропаганда их обманула.

Солдат пытались остановить рассказывая про уголовную ответственность за дезертирство, про законы военного времени, но тех кто понял, что происходит было не остановить.

Солдаты сбегали, сдавались, участились случаи самострелов.

В апреле-мае в Украину перебросили новые силы. Это были в основном контрактники, позарившиеся на высокие зарплаты и дополнительные выплаты, а также наемники всех мастей.

Они вначале и не думали искать возможности сбежать от войны, ибо у каждого был контракт. Но буквально после первых же боев начали резко менять свое мнение.

В отличии от украинцев, они прекрасно понимали, что несмотря на все прелести мародерства, воюют они совсем не за правое дело. А потому искали возможности разорвать контракты. Но их быстро возвращали в строй, пригрозив уголовным преследованием или материальной ответственностью.

Тогда в их среде участились случаи массового бегства.

В отдельных подразделениях российской оккупационной могли пойти на побег от 3 до 15 человек. Особенно после боев за Попасную и после разгрома российских захватчиков под Белогоровкой. 

Остановить бегство из армии удалось только после появления заградотрядов и внедрения практики жесточайших репрессий. 

Сомневающимся солдатам устраивали настоящий ад в подразделении, а потом политруки поясняли, что за каждого дезертира отвечать будет все подразделение.

Так в мае-июне ситуация с отказниками стабилизировалась, но уже в начале июля пошла новая волна отказов. В особенности в дислокации частей, куда начали возвращаться участники боевых действий и откуда ждали пополнений.

При этом рост числа отказников в среде контрактников не связан с политическими убеждениями и внезапным прозрением. Причина в провалах ВС РФ и в целом неудачным ходе боевых действий, ну и конечно же высоких потерях.

Среди контрактников нет тех кто имеет осознанную антивоенную позицию. Такие в армию не идут.

Большинство наемников идет выполнять приказ не задумываясь. Но в июле стало до них доходить, что победоносной войны нет, нет больших территориальных захватов, и грабить особенно некого. Тут и начался рост отказов.

В целом среди контрактников отказов немного.

Это нищие или больные люди, которые надеялись заработать на войне и грабеже. Их легко вернуть в строй, пообещав больше денег, или наоборот испугав невыплатой обещанных по контракту сумм.

С начала вторжения в Украину отказников набралось на все ВС РФ от 1600 до 2500 человек. Это порядка 10% от общей численности задействованной российской группировки.

С другой стороны начало появляться больше наемников, в особенности после захвата Северодонецка и Лисичанска.

 

Интересен географический и психологический срез тех кто хочет заработать на войне и тех, кто не готов убивать за деньги.

Наиболее послушные и молчаливые — солдаты из центральной России, с Поволжья, из Татарстана и Башкирии.

Выходцы из Красондарского и Ставропольского краев исполнительны, но не забудут о своей выгоде в любой ситуации. При этом, среди них много тех, кто верит, что воюет с нацистами и НАТО.

Кемеровская область, Краснодарский край и вообще Сибирь поставляет в армию в основном контрактников, которые идут в армию от безысходности и безденежья. Приказы выполняют не особенно задумываясь об их сути. От службы не отказываются, потому что рассчитывают заработать.

Среди выходцев из республик Северного Кавказа отказников почти нет.

Самыми беспокойными и самыми разумными, считаются солдаты из северных регионов: Мурманская, Архангельская, Вологодская области.

Вслед за ними идут Урал и Предуралье — Свердловская область и Пермский край.

Это наиболее смелые, подготовленные, но самые опасные для Кремля солдаты, так как на войне они быстро умеют отсеять правду от пропаганды.

Они могут отказаться выполнять приказ, если считают его преступным или просто расходящимся с логикой нормального человека.

Были случаи, когда отказывались стрелять по селам, случаи: когда отказывались загонять гражданских в подвалы.

Они не пишут рапортов, не верят в армейскую систему. Либо воюют, либо уходят в самоход или сдаются.

Офицеры армии вторжения от таких солдат стараются поскорее избавиться.

Умные им и за деньги не нужны. Куда удобнее жадные, трусливые и тупые.

Вот такая вот температура по палате.

Бегут те кто не может разорвать контракт. 

Умных и понятливых выгоняют.

Те у кого есть понимание, что война преступная уже сюда никак попасть не могут.

Впрочем, все больше солдат понимает, что честью и доблестью назвать убийство детей и женщин нельзя, а потому находят причины и возможность избежать выполнения преступных приказов.

Наемники, похоже последняя надежда Кремля.