Русские начинают догадываться, что они в войне против Украины заложники и "подстава"

После почти полугода войны русские начали просыпаться от бреда пропаганды. Все еще ненавидя Украину, они понимают, что война идет не за справедливое дело и не справедливыми методами...

Война по определению может быть справедливая, за правое дело, освободительная или наоборот преступная, вероломная, подлая, захватническая.

Последние 20 лет Кремль активно накачивал русских идеей "справедливой" войны с Украиной.

Имперской идеей "возвращения земель", а по сути вторичного завоевания того, что им никогда не принадлежало.

Людей накачивали идеей ненависти ко всему украинскому национальному, как пошлому, местечковому или попросту нацистоско-фашиситскому, что на России одно и тоже и не понятно, но одинаково направленно на вызов запрограммированной на подкорке мозга реакции.

И...

После почти полугода войны русские начали просыпаться от бреда пропаганды.

Они, приличная часть из них, даже не прекращая ненавидеть Украину и украинцев, вдруг начали догадываться, что это НЕ справедливая война, что это война НЕ за освобождение, НЕ за правду, и НЕ против нацизма.

Эта война - это агония ожившего призрака коммунизма, который в приступе бешенства накинулся на казалось бы посильную ему по зубам жертву, но... что-то пошло не так.

Впрочем, читайте сами: 

"Короче, у меня с давних пор есть контакты в Виннице, которые сочувствуют русскому делу, годами. Болели за Крым, Русскую весну (думали, там, может и их возьмут), за ВС РФ в Сирии и т.п., по мелочам, во всякой бытовухе от Трампа до отстранения спортсменов. Почему-то совершенно не центр западенчества, даже если география вроде как говорит об обратном. Или у меня выборка хуёвая.

Ну или сочувствовали, потому что от прилётов в Виннице очень много гражданских трупов. В частности, где-то там рядом была детская площадка. Для справедливости, они не знают, что было в военкомате, и есть ли трупы ВСУ. Но я не буду разгонять сильно эту тему, а то будут роптать про ЦИПсО. Да и я не говорю, что они начнут от этого орать «слава Украине», они скорее в ахуе.

Объясню лучше разницу между высокоточным подходом и псевдо-высокоточным подходом.

Вы, наверное, видели много видео от американцев: вот боевики идут, их хорошо видно белыми фигурками на экране, и вот по ним прилетает. Прямо во время наблюдения. Это — высокоточный подход. Вы атакуете непосредственно наблюдаемую цель, в реальном времени. Вы точно знаете, где она, и что она там прямо сейчас.

Но это требует настоящего господства в воздухе, это требует подвешивания над зонами интереса разведывательных БПЛА с ОЭС (оптико-электронными станциями) или истребителей с прицельными контейнерами. Это требует, чтобы средство поражения было не просто точным, а находилось где-то рядом, и прилетало не просто в точку, а в наблюдаемую точку за короткое время. И если цель за короткое время между отделением средства поражения от носителя и прилётом сместится, то курс можно скорректировать.

А есть псевдо-высокоточный подход. Ну есть у вас Калибр, или уже, скорее, какая-то другая ракета. Она тоже летит в точку — не настолько в точку, как корректируемая бомба или ракета с БПЛА, но тоже довольно точно. Проблема одна: вы не наблюдаете никакой цели, вообще. Вы просто стучите координаты, и ракета летит сотни, тысячи километров, пока не прилетит в заданное место. И летит она долго. Если вы не наблюдаете непосредственно точку с этими координатами, то можете рассчитывать только на точность своих разведданных. Вы надеетесь, что на момент прилёта там будет то, что нужно.

Вы не стреляете по вошедшей, вышедшей из военкомата группе офицеров или даже призывников, по их построению на плацу или по бараку, а просто по координатам. По которым чаще всего фиг знает что. Из-за сплочённости у вас нет агентуры на местах, и что там, военный объект по картам 1988 г. или уже давно гражданский — не ясно. И взрыв гораздо мощнее и менее точный. Да, это подходит для бомбардировок казарм или иных целей стационарных вроде Яворовского полигона. Для городов, где плотность целей выше, а развединформация должна быть актуальной — не очень. Крылатые ракеты такой дальности для этого никогда не предназначались.

Каверзные вопросы:

— За или я против я бомбежёк Западной Украины?

— За, но по непосредственно наблюдаемым целям, тактическими ВТО, топлю за это всю войну. Ну или же неизбирательно, но в рамках тотальной войны на победу, all in. И это не является ни одним из них. Это даже не предотвратит работу по мобилизации в Виннице, т.к. никаких КР не хватит, чтобы держать город парализованным. Это не подготовка к взятию Винницы, это фиг знает что. Ну даже если это бы покончило с эпидемией «мы не такие» — хорошо, но ведь не покончит. Скоро вообще Стамбул-2.

— Как твои контакты относятся к обстрелам ВСУ Донбасса, Новой Каховки?

— Плохо относятся, хотели победы Русской весны, хотели победы РФ в Сирии, потом хотели поражения ВСУ в СВО, но увидели в первые же сутки, что всё пошло к чертям, и план СВО самоубийственный. Вообще, когда государство постоянно сдаёт назад, болеть за него становится почти невозможно.

— Кто твои контакты, мовные западенцы?

— Говорящие по русски потомки ветеранов ВОВ, кстати, русских из РСФСР. Понятно, что им русский запрещает использовать государство и ведёт антирусскую пропаганду, но они ничего с этим сделать не могут.

Короче, может это какое-то персональное искажение восприятия, и я не прав, но паршиво как-то.

Все так любят объяснять свои действия, все всегда знают, почему они сказали ту или иную вещь.

А я вот сейчас не знаю совершенно, почему меня тошнит от этого удара. Понятия не имею. Может, из-за непрофессионализма. Может, из-за понимания, что дальше ничего не будет, и это не часть генеральной стратегии, а просто показуха. Может, из-за нерезультативности по военным целям. Может, украинская пропаганда до меня добралась и проникает в мозг. Может, потому что это единственный город на Украине, где кого-то заочно знаю.

Но по правде, я не знаю. Совсем. Четыре раза решал не публиковать и передумывал, решался и передумывал.

Это не гуманизм даже, это что-то непонятное. Не сказать, что я сочувствую убитым или их родственникам. Просто паршиво, что-то не так. Что — сформулировать не могу.