Сармат: Артиллерия 25-й бригады ВСУ работает на все 100

27 апреля, 12:06
Боец батальона "Архангелы Михаила" Сармат о ходе боев в Авдеевке, войне и о семье с которой пришлось разлучится из-за боевых действий.

Об этом боец рассказал в интервью журналистам Укрмедиа.

Ирина Клочко: Представьтесь, пожалуйста

Сармат: Мой позывной Сармат, Панюта Олег Сергеевич.

Ирина Клочко: Кто вы, откуда?

Сармат: Я из города Киев, из города Бровары. Доброволец батальона Архангелы Михаила, также являлся добровольцем в 2014 году и командиром разведроты 2-го танкового подразделения полка Азов. А теперь война уже пришла к нам домой, поближе. Пришлось воевать.

Ирина Клочко: Откуда вы приехали?

Сармат: Я приехал из Авдеевки, работали вместе с 25 бригадой, она не может выйти из Авдеевки уже месяц, ребята стоят, просят помощи, но не могут, уже есть замена им, но физически не могут выйти. Их кроют артиллерией, их кроют минометами. Физически просто ребята не могут. Помогали, ездили с группой англичан, дававших координаты квадрокоптером и артиллерия 25 бригады отработала на 100% метко.

Ирина Клочко: Сколько?

Сармат: 2 танка.

Ирина Клочко: Ребята не могут ротироваться…

Сармат: Они не могут выйти из позиции, которую держит 25 бригада. Авдеевка сейчас наша, Авдеевка наша, но за ней уже стоят русские войска.

Ирина Клочко: Ребята там в окружении?

Сармат: Нет, они не в окружении, есть отъезды, но они не могут измениться, они уже месяц стоят на смене. То есть ротация не проходит уже месяц, ребята уж очень истощены.

Ирина Клочко: То есть они до последнего удерживают позиции?

Сармат: Да ребята в Авдеевке очень истощены, просят чтобы помогли с заменой, с ротацией, но хоть они очень истощены – настроение боевое и все хорошо.

Ирина Клочко: Мочат русню?

Сармат: А как же? Мочат, мочат.

Ирина Клочко: Скажите тяжело не тяжело, как вообще это было?

Сармат: Трудно… физически тяжело, морально тяжело, но… тяжело, что не можешь увидеть семью, моя семья на Западной Украине, я ее перевез из Киева, уже месяц семьи не видел, детей не видел. Трудно очень тяжело. Физически мы выдержим, а морально, когда ты понимаешь, что они пришли к нам домой и заезжаешь к себе домой, по дороге в Киев и видишь, что у тебя в крыше ракета или что соседнего дома уже нет - это морально очень тяжело.

Ирина Клочко: Спасибо.

Сармат: Не за что.