У России нет сценария политического завершения войны с Украиной

12 марта, 06:00
Путин не имеет ни четкой переговорной позиции, ни войск для победы, считает эксперт

Все переговоры, которые проходили в Беларуси и с «делегацией во главе с Мединским» — это не переговоры, а имитация. О смысле «контактов» воюющих сторон рассказал во вчерашней программе «Воздух» на канале «Ходорковский Live» политолог Кирилл Рогов.

Обе стороны должны продемонстрировать, что они не отказываются от переговоров, поэтому им нужно отправить туда [в Беловежскую пущу] какие-то делегации, но там не происходит ничего, указывает эксперт.

«Вчерашние переговоры в Анталии [между главами МИДов]  — это первые настоящие переговоры между Россией и Украиной, — уверен Рогов — И они стали результатом того, что российская военная операция в Украине завязла, она никуда не двигается. У России нет войск, чтобы взять города, она может только их обстреливать».

«У России нет никакого сценария политического завершения войны, — продолжает политолог. — Те сценарии которые были вначале разработаны, что будет какое-то марионеточное правительство [не актуальны], такого сценария сейчас нет. Поэтому уже вчера российская позиция отошла на шаг назад, и в Москве готовы согласиться с тем, что Зеленский будет президентом независимой Украины, которая не будет контролироваться Кремлем».

Набор требований уменьшился: Москва требует двух областей Востока, очевидно, в административных границах, признание юридической принадлежности Крыма России и нейтрального статуса Украины.

Но и эти требования высоки и неприемлемы для Киева, считает эксперт: «Политически невозможно признать Донбасс в административных границах. Там были такие бои, что теперь это невозможно отдать».

 

Продолжение операции в ее нынешнем виде еще больше ухудшает положение российской армии и политические позиции России, поэтому, скорее всего, ей придется идти на уступки дальше, прогнозирует Рогов.

 

Но есть и серьезная угроза: «Радикальные, совершенно отмороженные силы в Москве будут все больше применять оружие массового поражения против украинских городов, и это самый страшный сценарий, какой может быть».