В районе Павловки, Новомихайловки и Водяного решается судьба всей осенне-зимней кампании этой войны

Очевидно, что командование войск противника, затеявшее наступление на Угледарском направлении, а также начавшее одновременные атаки в районе юго-восточнее Новомихайловки, сделало это вовсе не от «хорошей жизни». Оно не могло не понимать одной вещи – ВСУ не просто так упорно стоят в районе Угледара, Новомихайловки и Марьинки…

На то была вполне важная и понятная причина, напрямую связанная с судьбой всей южной группировки войск противника, а также с судьбой Керченского моста…

Скажу больше, если противник так и не сможет решить эту проблему – всеобщая стратегическая ситуация для него резко ухудшится. 

По сути, сейчас в районе Павловки, Новомихайловки и Водяного решается судьба всей осенне-зимней кампании этой войны.

Да, и я совсем не преувеличиваю. Дело вот в чем…

Когда Керченский мост был поврежден, немногие из рядовых наших граждан представляли себе полные последствия этого события, кроме возможности постебаться в «интернетах» и потроллить россиян. Тем более, что россияне достаточно оперативно приступили к исследованию масштабов и характера повреждений моста в результате взрыва, а впоследствии – и к его ремонту.

На первый взгляд казалось, что взрыв на Керченском мосту не сильно повлияет на интенсивность и темпы поставки российских войск и предметов материально-технического обеспечения на Крымское направление. Ведь эшелоны снова шли, а ремонт моста сразу набрал высокие темпы.

Но впоследствии выяснились очень интересные вещи…

  • ОСНОВНОЙ объем поставок для нужд российских войск на Юго-Западном ТВД происходит именно ЧЕРЕЗ Крым. По сути, полуостров на сегодняшний день превратился в некую огромную тыловую базу всей стратегической группировки войск противника, расположенной в Херсонской, Запорожской областях Украины. Из которой россияне уже растаскивают основные объемы поставок по разным группировкам, развернутым от Херсона, до Мариуполя и Волновахи…
  • Пропускная способность Керченского моста ОГРАНИЧЕНА, а полученные им повреждения эту способность сократили еще больше.
  • Полностью восстановить мостовой переход россияне будут способны не раньше весны 2023 года (они это признали сами).

Кроме этого, следует также иметь в виду еще несколько вещей, и о них – далее.

1️⃣Первое.

Весь тыл российских войск в оперативно-тактическом смысле объективно привязан к железным дорогам. Ведь объемы нужно возить эшелонами, потому что грузовиками это сделать почти невозможно.

2️⃣Второе.

Необходимы распределительно-перевалочные склады и хранилища. В этом отношении проблема состоит в том, что накапливать те объемы предметов МТО, которые нужны россиянам в реальности, например, для того чтобы подготовиться к какому-либо более-менее значительному наступлению (имеется в виду оперативно-тактический масштаб) только с помощью Крымских составов и Керченского моста тоже очень сложно (долго и дорого…). Это также справедливо и для обороны, если она будет сопровождаться активными боевыми действиями на достаточно широком фронте (а, судя по всему, ВСУ вряд ли предоставят россиянам возможность «спокойно» обороняться этой осенью и зимой).

3️⃣Третье.

В этом смысле россиянам крайне необходима какая-то коммуникация, которая если бы и не была альтернативой, то, по крайней мере, весомо дополняла бы «крымскую». И такая коммуникация с заданными параметрами у них… это железнодорожная ветка сообщением Дебальцево – Волноваха – Камыш-Зоря – Федоровка – Каховка… Сейчас они очень активно восстанавливают (включая мосты и переезды), ремонтируют и усиливают полотно, стыки, по определенной информации, даже пробуют оборудовать отдельные участки электрической тягой.

4️⃣Четвертое…

Но есть один нюанс, очень усложняющий россиянам дальнейшее использование этой коммуникации. Ага, вы правильно поняли… украинские войска, которые как раз в районе Угледара и Павловки, а также южнее Новомихайловки, находятся на таком расстоянии от этой коммуникации, которое позволяет им применять по ней и по целому ряду ее узловых пунктов достаточно широкий спектр средств поражения. Например, от узловой станции Доля до передовых позиций ВСУ в районе Новомихайловки менее 18 км, а от передовых позиций ВСУ в районе Угледара до жд-станции Волноваха примерно - 25-26 км. Что, в свою очередь, почти исключает ее ритмическое и полноценное функционирование в будущем…

Именно поэтому российское командование было вынуждено спланировать, подготовить и начать это наступление на Угледарском направлении, чтобы, по крайней мере, отодвинуть ВСУ от этого железнодорожного пути... на такое расстояние, которое было бы способно обезопасить его от огневого воздействия ВСУ, или уменьшить список средств поражения ВСУ, способных по нему доставать по дальности.

По состоянию на сегодняшнее утро, командованию войск противника не только не удалось выполнить эту задачу, оно даже близко не приблизилось к началу ее осуществления. Обе ударные тактические группы противника (достаточно весомо пополненные «чмобиками»), имею в виду Угледарскую и Новомихайловскую, просто «стерлись», пытаясь протаранить оборону двух украинских бригад (каких – не скажу, но вы и так знаете, о ком идет речь). Не помогло даже введение в бой дополнительной БТГр 40-й обр МП на крайнем левом фланге Угледарской группы по направлению на Пречистовку…

Но я не думаю, что все так и кончится на этом участке. Очевидно, имея в тактическом резерве еще 2.5 БТГр (также «свежих», пополненных преимущественно теми же «чмобиками»), командование войск противника попытается и их ввести в бой с целью «наращивания усилий», чтобы добиться цели.

Хотя, конечно, в информационном плане… история с «взятием Павловки» явно ничем хорошим для противника не пахнет.