Зачем всё это? Зачем Россия напала на Украину?

Пресловутая "спецоперация" с точки зрения её целей вообще не про Украину. И не про империю. И тем более не про мифическое «восстановление СССР».

Чем больше проходит времени с февраля, тем больше укрепляюсь в мысли, которую, впрочем, сформулировал с самого начала. Пресловутая "спецоперация" с точки зрения её целей вообще не про Украину. И не про империю. И тем более не про мифическое «восстановление СССР». Это, с одной стороны, отчаянная попытка экстериоризировать нарастающий внутриполитический кризис (чем больше у нас нерешенных и не решаемых внутренних проблем, тем нужнее внешний враг), а с другой стороны, часть сценария транзита власти в Кремле. Именно поэтому правящая верхушка никак не может определить цели и задачи спецоперации, "меняет показания" и т.д. На самом деле цели есть и очень определенные, но о них просто нельзя говорить. Про завоевание Украины уже можно публично говорить, про аннексию Херсона можно, даже про уничтожение украинской нации говорить можно. Всё это в телевизоре почти каждый день звучит в разных комбинациях. А вот про то, что стоит задача разобраться со сценарием транзита власти в условиях, когда подорваны все институты, обеспечивающие сменяемость и преемственность руководства, говорить нельзя.

Между тем именно тут главная политическая проблема, главный смысл всего происходящего. Обнуление президентских сроков ведь не решило проблему, а лишь отодвинуло необходимость что-то решать (заодно ещё и запутав ситуацию, окончательно подорвав доверие к формальным институтам). Персоналистские политические режимы всегда с подобными кризисами сталкиваются. И редко переживают их благополучно.

Другое дело — режим чрезвычайщины. Он предполагает возможность неконституционных решений, институты ему вообще не нужны. Те, кто контролирует силовые структуры, могут протащить любое решение независимо от его легитимности и от соблюдения процедур. Однако есть две проблемы реально усложняющие задачу. Во-первых, для успешной реализации подобного сценария желательно иметь позитивный эмоциональный фон, создаваемый реальными или мнимыми успехами в борьбе с внешним врагом. А во-вторых, даже успешно решив задачу перераспределения власти, можно потом столкнуться с такими неприятностями, что мало не покажется. Особенно, если успехи, о которых сказано выше, окажутся мнимыми. В общем, прав был Ленин: власть порой легче взять, чем удержать её.