Жизнь после «русского правления» — уходя из Херсонщины, оккупанты оставляют разруху, запуганное население, истощенных узников

15 ноября, 19:52
Журналисты западных изданий поговорили с жителями села Билявка под Херсоном об итогах полугодового правления «московской власти». Вот, что они рассказывают (в публикациях The Economist и The Guardian)

Семья пенсионеров Ступаков уже несколько месяцев живет в подвале: «Месяцами мы держали друг друга за руки, плача». Валентина Ступак показывает огромную воронку от С300, убившей соседей — женщину и её совершеннолетнюю дочь неделей ранее, когда, уходя, россияне обстреливали оставленные территории.

«Было невероятно страшно выйти за территорию дома. Россияне отбирали наши телефоны, как мы ни пытались их прятать, машины разбивали об стены наших домов, хорошенько разогнавшись, а потом шли отсыпаться в заброшенных дома», — рассказывает Валентина. По ее словам русские солдаты регулярно напивались.

За время оккупации школы так не смогли открыться. Не работали и аптеки: у соседей умерла мама, которая так и не смогла найти нужных лекарств, говорит Ступак. В селе до сих пор нет света, стабильного напора в трубах, мобильный интернет появляется и исчезает

Штаб-квартира подразделения ВС РФ в Билявке была в школе. Солдаты, «украсив» стены буквой Z, вырыли нечто похожее на бункер под детской площадкой, заложив все окна здания мешками с песком. В помещении бухгалтерии на втором этаже около дюжины местных мужчин сидели под арестом — военные их удерживали, пока не оставили село. Там же сидел и муж Валентины, электрик и бывший мэр города: «Его там держали два месяца. Он весил всего 44 килограмма, когда я его увидела».

Задержанных почти не кормили, не давали даже воды, и им оставалось пить собственную мочу. В школе после освобождения села, кроме мусора и прогнившей еды, нашли кучи экскремента.

Из Билявки солдаты прихватили школьные автобусы и компьютеры, рассказывает местная жительница. А «пещеру Аладдина», как её назвала украинская полиция, – складировав там кучу награбленного, в том числе множество стиральных машин.