В Ставрополе установят памятник советскому предку Боширова и Петрова

28 августа, 08:00
В Ставрополе установят бюст чекиста, убивавшего русских эмигрантов и организовавшего похищение генерала Миллера

В центре краевой столицы собираются установить бюст сотрудника ВЧК/ОГПУ, который сто лет назад работал на сталинскую разведку и «устранял» белогвардейцев, а также русских людей, сбежавших от советской власти за границу. Памятник ставропольцу Георгию Косенко поставят возле городской школы №6.

Ставропольские чиновники собираются увековечить память бывшего земляка, чекиста и советского разведчика, который в 30-х годах прошлого века работал на сталинское ОГПУ. Бронзовый бюст Георгия Косенко установят на гранитном постаменте около городской школы №6. К слову, в этом году образовательному учреждению присвоили имя бойца «невидимого фронта».

В 1921 году начал службу в органах госбезопасности красноармейцем Ставропольского дивизиона войск ВЧК. До 1924 года принимает активное участие в уничтожении остатков белогвардейских банд на Северном Кавказе.

В 1924 году Георгий Николаевич становится кадровым сотрудником органов ОГПУ. Работал в органах ОГПУ в Ставрополе, Новороссийске, Владикавказе, Ростове, Свердловске, Москве.

С 1933 года — в аппарате внешней разведки. В том же году выехал на работу заместителем резидента в Харбин. В столице Маньчжурии, оккупированной японской военщиной в 1931 году, он работал под дипломатическим прикрытием секретаря советского генконсульства.

Благодаря знанию иностранных языков, Георгия в 1933 году переводят в отдел внешней разведки ОГПУ. Сперва он отправляется в Китай, где под фальшивым именем искал и боролся с эмигрантами, не признавшими СССР. Например, не без участия Косенко, в 1935 году были уничтожены десять японских банд, состоящие из 180 человек.

В 1935 году назначен резидентом. Георгий Николаевич принимал активное участие в борьбе с белогвардейской эмиграцией, выявляя ее связи с подпольем в СССР.

Но главной заслугой Косенко историки отмечают похищение генерала Русского общевоинского союза Евгения Миллера. Произошло это 22 сентября 1937 года, а ровно через неделю белогвардеец был доставлен в Москву и помещен в лубянскую тюрьму. Миллера расстреляли в 1939, а Косенко за выполнение операции, наградили орденом Красного Знамени.

Однако не так уж успешно сложилась карьера ставропольского чекиста. Ни для кого не секрет, что Бронштейн с Джугашвили не ладили и жаждили смерти друг друга. В конце 30-х Георгий Косенко работал в паре с испанский разведчиком Александром Орловым. Они создали специальную школу по подготовке разведывательно-диверсионных групп для проведения операций за линией фронта. Косенко через агентов подобрался к Льву Давидовичу и в 1936 выкрал так называемый «архив Троцкого»: огромное количество рукописей, статей и писем Льва Давидовича, общим весом около 80 кг, после чего отправил его Сталину.

Тексты Бронштейна раздосадовали советского правителя и Косенко было поручено задание по внедрению в окружение Льва Троцкого агентов, которые могли бы убить сбежавшего за границу революционера. Но выполнить это задание ставропольский разведчик не успел. Тот самый Орлов, который находился в окружении Троцкого, сбежал вместе с семьей за границу со всеми секретами разведки. Сталин боялся, что его операция провалится и через главу НКВД Николая Ежова — одного из главных убийц первой трети XX века — передал испанскому разведчику, что его не тронут, если тот будет молчать.

Однако Орлов молчать не стал. От имени американца Штейна он написал Троцкому письмо, в котором сообщил, что в окружении Льва Давидовича находятся потенциальные враги и убийцы. Операция была провалена, Джугашвили пришел в бешенство и приказал Лаврентию Берии — министру внутренних дел СССР — разработать новую операцию по устранению Троцкого, а вместе с тем «наказать» всех чекистов, причастных к прошлому провалу.

Косенко вернули на Родину. И поместили во внутреннюю тюрьму НКВД, где в одной из камер находился похищенный когда-то ставропольским разведчиком генерал Евгений Миллер. А в ночь с 20 на 21 февраля 1939 года Георгия Косенко «по-тихому» расстреляли. Посмертно оправдан ставропольчанин был лишь в 1956. К слову, именно в этот год на двадцатом съезде КПСС первый секретарь ЦК Никита Хрущев развенчал культ личности покойного Джугашвили, рассказав о всех его жестоких преступлениях и нарушениях.