Прощай, немытая Россия, так кто же автор стихотворения?

11 марта, 19:00
В последнее время патриоты с пеной у рта доказывают, что Лермонтов не мог написать подобное стихотворение.

В последнее время патриоты с пеной у рта доказывают, что Лермонтов не мог написать подобное стихотворение. А вот психологи и литературоведы убеждены - не только мог, но именно Лермонтов автор этих, так взбудораживших снова мозг квасных патриотов, строк.

Патриотическая теория исследования авторства:

Впервые стихотворение появилось в списках в начале 70-х годов XIX, потом в журнале Русская старина под его именем через 46 лет после роковой дуэли. Причём, каноническому пашей в той публикации в списках предшествует вождей , есть вариант царей . Не известны ни черновик, ни лермонтовский автограф.

Первооткрывателем гласно назвался историк П. Бартенёв, известный археограф и библиограф. В частном письме он ссылается на некий подлинник руки Лермонтова , так никому и не показанный. Никто не видел его. Таинственным образом исчез. Позже, в своём журнале Русский архив , Бартенёв печатает приписку: Записано со слов поэта современником . Подлинной записи того безымянного современника также до сих пор не нашли.

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей .

Здесь оно процитировано по двухтомнику Лермонтова 1988 года издания. А вот как оно звучит согласно 2 тому Полного собрания сочинений под редакцией Б. М. Эйхенбаума (издание 1936 года):

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, послушный им народ.

Быть может, за хребтом Кавказа

Укроюсь от твоих царей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

В последнее время квазипатриоты с пеной у рта доказывают, что Лермонтов не мог написать подобное, особенно после многих его стихов о любви к Родине.

То приводят в пример некоего П.Краснова

Мне например встречались многократные переписывания его статьи, размноженную без вариантов миллионами уверовавших в непогрешимость поэта. Главное, что приводит в пример, не согласный с авторством стихотворения, Краснов - это русская баня!

...что сразу бросается в глаза, вызывает недоумение и внутренний протест, так это оскорбление Отечества - с первой строки. Лермонтов, дворянин и патриот, с любовью в своих сочинениях отзывавшийся о простом народе, нигде, ни одним словом не отмечает телесной нечистоплотности низших сословий. К слову сказать, - пишет П.Краснов, - словосочетание немытая Россия если чем и примечательно, так это своей подлостью и переворачиванием ситуацию с ног на голову. Уж по уровню гигиены с русским мужиком из самой захудалой деревни, сотни лет мывшимся в парной бане, как минимум, раз в неделю, не сравниться не то, что европейским крестьянам, мывшимся два раза в жизни, но и самым изысканным французским дворянам, мывшимся, в лучшем случае, раз в год, и придумавшим духи и одеколон для отбивания невыносимого смрада немытого тела, и дворянкам, носившим блохоловки

То Бартеньева обвиняют в подставе :

Весной 1873 года П. И. Бартенев пушкинист, основатель, издатель и редактор журнала Русский архив написал П. А. Ефремову, известному и авторитетному издателю сочинений Лермонтова, письмо, в котором он, среди прочего, провёл следующие строки:

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, послушный им народ.

Быть может, за хребтом Кавказа

Укроюсь от твоих ц ей,

От их невидящего глаза,

От их неслышащих ушей.

Именно этот вариант и был опубликован в издании 1936 года (да ещё и в качестве самого авторитетного ) за одним существенным исключением: с виду небольшие изменения в последних двух строках придают им смысл, ровно противоположный тому, к которому мы привыкли:

Укроюсь от твоих царей,

От их невидящего глаза,

От их неслышащих ушей.

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Итак, в первом известном нам варианте стихотворения вместо привычной нам со школьной скамьи темы тотального контроля и слежки со стороны пашей правящего режима выражено отчаяние от того, что цари наши слепы и глухи (очевидно, к страданиям народа).

Приведённое в письме стихотворение П. И. Бартенев предварил кратким замечанием: Стихи Лермонтова, списанные с подлинника . С какого ещё подлинника и кто именно списал так навсегда и осталось загадкой

То издателя Виватова:

Несмотря на то, что стихи о немытой России обнаружил в 1873 году П. И. Бартенев, публиковать их да хотя бы в своём же собственном журнале! он не торопился. Первую их публикацию, 14 лет спустя, осуществил известный биограф Лермонтова П. А. Висковатов. В одном из номеров журнала Русская старина за 1887 год, в конце своей статьи, посвящённой анализу совсем другого стихотворения Лермонтова, он совершенно неожиданно процитировал и стихи о немытой России.

А вот еще теория, народники. Оказывается именно они воскресили стихитворение и внедрили идеи о немытой России в народ:

То безмерное разочарование в народе , которым буквально пронизаны стихи о немытой России, наступило у нашей просвещённой элиты только лишь четверть века спустя. Именно тогда, после трудных реформ Александра II, покончивших с крепостным правом, в среде передовых людей России возникло мощное движение народничества . В 60-е годы многие образованные люди, одновременно доверчиво и напористо, взялись поднимать народ (то есть, многомиллионные крестьянские массы) на борьбу они полагали тогда, что достаточно им обрядиться в народные одежды и на доступном народу языке растолковать ему, что-де живёт он нецивилизованно, по-свински, а всё потому-де, что его угнетает самодержавие вкупе с верными своими псами-жандармами. Достаточно раскрыть народу глаза, и он сразу всё поймёт, и всё произойдёт само собой: ярмо деспотизма, ограждённое солдатскими штыками, разлетится в прах (цитата 1877 года).

Так вот, народ не понял и не принял тогда народников -либералов: то ли их идеи показались ему несколько преждевременными, то ли что-то не то было в их псевдокрестьянских одеждах Короче говоря, народ в массовом порядке и где-то даже с удовольствием стал вязать прекраснодушных народников и передавать их в руки полиции. Как мы помним, стихи о немытой России впервые возникли в 1873 году в письме П. И. Бартенева (который, между прочим, ранее и сам встречался за границей с Герценом). Тогда, в 70-е годы, не только П. И. Бартенев, но и вся передовая русская интеллигенция активно сочувствовала народникам .

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный им народ

На смену либеральным народникам, чьё отчаяние столь ярко запечатлено в этих строках, пришли другие люди и другие методы побуждения немытой России к революции. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

И все-таки радетели мытой России признаются:

Трудно сказать, кто на самом деле написал стихотворение о немытой России, приписываемое Лермонтову. Интересно, что П. А. Ефремов, знаменитый издатель сочинений великого поэта, получив в 1873 году от П. И. Бартенева письмо с самым первым известным нам вариантом стихотворения, отреагировал на полученный им текст очень оригинально, набросав карандашом на оборотной стороне письма строки, Лермонтову уж точно принадлежащие:

Люблю я парадоксы ваши,

И ха-ха-ха, и хи-хи-хи,

Смирновой штучку, фарсу Саши

И Ишки Мятлева стихи

Интересно также, что ни 1873 году, когда П. А. Ефремов как раз готовил к печати новое издание сочинений Лермонтова, ни в последующие годы, когда он выпустил в свет ещё четыре издания (а последнее из них вышло в 1889 году, уже после публикации П. А. Висковатова), то стихотворение, которое он получил от П. И. Бартенева, несмотря на приписку списано с подлинника , П. А. Ефремов опубликовать так и не решился

А вот еще один не согласный патриот отечества , Н.Н.Скатов, разбирает смысловую канву стихотворения. И снова патетическое восклицание: Не мог Лермонтов так написать о Родине, он её любил! :

Давайте спросим себя, что у нас здесь вызывает в первую очередь недоумение и что не согласуется со всеми остальными строчками. Спросим и признаемся: первая строка немытая Россия . Воспитанный в дворянской среде, пансионате Московского университета, вращавшийся в высших аристократических кругах Лермонтов вряд ли мог писать и говорить немытая по отношению к Родине, которой он только что посвятил поразительной силы строки любви. Вполне можно предположить: он не употреблял его и в обиходной среде. Его не было в дворянском лексиконе, а к поэзии оно вообще не имеет никакого отношения. Разве что к пародии, эпиграмме, перепеву ,- истерит ученый. И находит еще одного виновника, Минаева:

Это оскорбительное и циничное стихотворение написано не М.Ю.Лермонтовым, а известным в то время пародистом Д.Минаевым - ярым ненавистником монархии и любителем писать памфлеты в стиле знаменитых поэтов. Несмотря на то, что многие литературоведы в своих разоблачительных трудах указывали на этот возмутительный факт, до сих пор эта минаевская пародия изучается в школьной программе под именем Великого Русского поэта.

И приводят в пример несколько его пародий на известных поэтов. И сопоставляют, доказывая себе и внушая: Не мог он, ну не мог Лермонтов так написать! Например пародия на стихотворение А.С. Пушкина К морю , начинающееся всем известной строкой: Прощай, свободная стихия! . Более того, в дальнейшем Минаевым была написана сатирическая поэма Демон , пародирующая самого Лермонтова, в которой имеются такие строки:

Бес мчится. Никаких помех

Не видит он в ночном эфире.

На голубом его мундире

Сверкают звезды рангов всех...

В ней Минаев как бы прокалывается, засвечивает свою руку - он повторяет понравившуюся ему метафору с голубыми мундирами . В то время как в стихах Лермонтова эти пресловутые голубые мундиры отсутствуют начисто.

Оказывается у стихотворения уже три автора : Минаев, Бартенев и Виватов:

Под своим именем опубликовать эту мерзость Минаев не решился - видимо, из-за обычной демократической трусости. И анонимная дешевка долгое время просто гуляла по рукам. Но в 1887 году археограф П.И. Бартенев с подачи Д.Минаева опубликовал ее в журнале Русская старина под именем М.Ю. Лермонтова. Имя великого поэта, на первый взгляд, и впрямь выглядело достоверно, т.к. пародия эта заканчивалась словами:

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей .

В поисках доказательств того, кто же все-таки написал стихотворение Прощай, немытая Россия , я натыкалась только на одну, изложенную выше версию, причем перепечатанную без правки, слово в слово. И как раз это и доказывает - как бы не хотели квазипатриоты, чтобы стихотворение было не Лермонтова, написал его он, Михаил Юрьевич. Как раз к Родине он и обращался, эмоционально, с обидой, и даже с поруганием, но любя свою Отчизну.

Кроме завываний патриотов, есть

Независимое исследование стихотворения литературоведами и психологами:

Самое известное стихотворение на эту тему было написано Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, очевидно, в апреле 1841 года, когда его сослали на Кавказ (см., напр.: Висковатов 1987: 231; Мануйлов, Назарова 1984: 204; Динесман 1981; Максимов 1959: 91 92). Расставание с Россией и впрямь породило в Лермонтове сильные чувства: Прощай, немытая Россия, Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые, И ты, им преданный народ. Быть может, за стеной Кавказа Сокроюсь от твоих пашей, От их всевидящего глаза, От их всеслышащих ушей. (Лермонтов 1961-1962/1: 524)

Давайте вначале разберем по косточкам построение известного стихотворения:

Композиция стихотворения строится на принципе противопоставления двух его частей - в первой строфе объектированная констатация реальности, вторая повернута в план субъективный , здесь все окрашено присутствием лирического я ( сокроюсь ) .

Единство стихотворения создается общим идейно-эмоциональным и ритмико-интонационным настроем, а также структурной связью частей. С эмоционально окрашенным словом прощай , являющемся зачином стихотворения, тесно связан образ лирического Я . Перефразируя мундиров голубых из первой строфы пашами во второй, автор усиливает образ деспотической действительности немытой России .

Предметом поэтического осмысления в стихотворении являются не отдельные стороны русской жизни, а все самодержавно крепостническое общество николаевской России.

Основную смысловую и эмоциональную нагрузку несет первая строка Прощай немытая Россия. Оскорбительно-дерзкое определение ( немытая ) официальной России усугубляется и усиливается в следующих строках. В контрастном противопоставлении мундиров голубых и им преданного народа . Все это вместе взятое,- крепостное рабство, жандармский произвол и жалкая реданность ему- передает в поэтической формуле Лермонтова как нечто единое, чему он говорит решительное прощай .

Эта формула предопределяет синтаксическую организацию и тональность стихотворной речи.

Невозможно не обратить внимания на вызывающий тон стихотворения. Литературоведы сходятся на том, что в нем нашли отражение не только настроения российского общества николаевской эпохи, но и выражено весьма враждебное отношение к России в целом. Статья в советской Лермонтовской энциклопедии характеризует этот текст как гневную инвективу , выражающую всю отсталость, неразвитость, иначе говоря, нецивилизованность современной поэту России (Динесман 1981: 452).

Из всех возможных исследований возьмем хотя бы вот это исследование психолога:

Стихотворение не сравнится ни с одним из произведений [Лермонтова] по выраженному в нем чувству неуважения к фаворитам императора и их раболепному окружению (Mersereau 1962: 23). Инвектива , презрение , неуважение сказано сильно. Эти выражения передают крайне негативное отношение к объекту, то есть к России, наделенной человеческими чертами. Она так же, как и человек, может быть немытой ; к ней обращаются ( Прощай... ), словно к живому существу.

Россия достойна презрения (в глазах поэта) не только потому, что в ней владычествуют угнетатели, но и за то, что угнетаемые, как кажется, добровольно мирятся со своим порабощением. Они, народ , как бы едины в своем желании повиноваться сатрапам ( преданный народ или, в других списках, послушный им народ , или покорный народ ).

Исходя из положений психоанализа, мы могли бы, пожалуй, сказать: Лермонтов не только распознает садистов и мазохистов в России, он еще и полон к ним презрения. Является (или являлась) Россия страной рабов , страной господ это вопрос отдельного, более объемного социально-психологического исследования. Во всяком случае, советские литературоведы упорно видят в интересующем нас стихотворении описание реалий той эпохи.

Так, например, Д. Е. Максимов утверждает, будто перед нами реалистичный образ действительности , и не обращает внимания на испытываемое поэтом чувство (см.: Максимов 1959: 92).

Почему же разные читатели сходятся во мнении, что Лермонтов преисполнен злобы?

Вероятно, тут поможет знание истории столкновений поэта с царским режимом (кстати, эти общеизвестные факты наводят на мысль, что Михаил Юрьевич передал в этом стихотворении именно свои чувства, а не переживания некоего абстрактного лирического героя). Немалую пользу нам окажет также знание о том, как подавлялись общественная мысль и общественное движение в России первой половины XIX века (прочтите, например, Философические письма П. Я. Чаадаева или Россию в 1839 году маркиза А. де Кюстина).

Сами строки стихотворения прямо-таки пышут злобой. Уже в первой строке наблюдается несочетаемость элементов, что может означать лишь одно сарказм.

У Пушкина в знаменитом стихотворении К морю за первым словом Прощай , характерным для русского человека выражением обеспокоенности при расставании, сразу же следует свободная стихия : таким образом поддерживается элегический настрой произведения.

У Лермонтова же за упомянутым словом идет немытая Россия нешуточное оскорбление для России. Оно заставляет нас по-иному взглянуть на строку Прощай, немытая Россия... и увидеть в ней иронию. Тот, кто обращается к России с такими словами, в конце концов, не так уж и грустит, расставаясь с ней. Быть может, и впрямь эта самая ее немытость и погнала поэта за ее пределы. Однако в данном случае у иронии более глубокий смысл.

Итак, мы имеем дело с просьбой о прощении. Просящий умоляет адресата снять с него груз вины. Семиотик В. Н. Топоров прекрасно понял лежавшую в основе слова прощай направленность на себя: Оно не напутствие другому, а просьба к нему о себе, просьба о прощении за грехи вольные и невольные, явные и тайные, действительные и мыслимые. Это формульное прощай! характеризует самосознание человека относительно его места на шкале нравственных ценностей.

Исходный тезис признание себя хуже, ниже, виновнее того, к кому обращаешься с просьбой о прощении. Итоговый тезис живая нужда в прощении и бесконечная надежда на нравственное, духовное воскресенье (возрождение) даже для того, кто находится в бездне греха (Топоров 1987: 220).

Лермонтов это и сам сознавал. Пример тому заключительные строки Валерика , где рассказчик, удаляясь, как бы извиняется за себя: Теперь прощайте: если вас Мой безыскусственный рассказ Развеселит, займет хоть малость, Я буду счастлив. А не так? Простите мне его как шалость И тихо молвите: чудак!.. (Лермонтов 1961-1962/1: 505; курсив мой. Д. Р.-Л.) Английское farewell весьма отлично от русского прощай , ибо оно ориентировано на другое лицо и не обременено различными подтекстами, намекающими на чувство вины. Фактически британец говорит: я желаю вам всего хорошего , русский же заявляет: думайте обо мне хорошо (или: не будьте обо мне дурного мнения , как и в одинаковом по смыслу выражении не поминайте лихом , ср.: сказать последнее прости ). Если лермонтовская строка Прощай, немытая Россия... начинается со слова, под которым исстари понималось снятие вины, то последующее словосочетание как бы вменяет вину.

Выражение немытая Россия наводит на мысль, что не всё ладно с Россией, а отнюдь не с Лермонтовым. Не поэта надо прощать нет: следует признать вину за Россией. Автор показывает на нее пальцем при помощи местоименного параллелизма в метрически тождественных позициях: И вы... , И ты... . Судя по начальному Прощай... , тот, кто берет на себя вину, и есть тот, кому даровано право прощения, снятия вины.

В данном случае многострадальная Россия похожа на Христа, чьи страдания несут всем избавление от груза вины. Как писал в 1909 году Вячеслав Иванов, слова уподобление Христу начертаны на лбу русских людей: Hic populus natus est christianus (лат. народ сей христиане; Иванов 1909: 330).

Сопоставьте также известную тютчевскую параллель между многострадальной, смиренной Россией и Христом в его рабском обличье: Эти бедные селенья, Эта скудная природа Край родной долготерпенья, Край ты русского народа! Не поймет и не заметит Гордый взор иноплеменный, Что сквозит и тайно светит В наготе твоей смиренной. Удрученный ношей крестной, Всю тебя, земля родная, В рабском виде Царь небесный Исходил, благословляя . 13 августа 1855 (Тютчев 1987: 191)

Конечно, Лермонтов отнюдь не в восторге от России. В лермонтовском прощай звучит некая почтительная нотка. Пожалуй, для сегодняшнего читателя это и не столь очевидно. Он родился гораздо позже Михаила Юрьевича и не знает этимологии слова прощай . Возможно, ему неизвестно и то, что поэт уезжал с этнической родины не добровольно, а был вышвырнут из страны. В стихотворении ощущается притворное пренебрежение. Читатель чувствует, сколь должен был быть привязан к России Лермонтов, чтобы бросить ей в лицо такое оскорбление.

Почти во всех произведениях поэта сквозит разочарование (см., напр.: Герасимов 1890: 16сл.; Бороздин 1908: 70 75). Если бы поэт и впрямь не любил свою Родину, он бы и не нападал на нее. Будь она не в состоянии заставить его почувствовать за собой вину ( Прощай ), он бы не стал возлагать вину на нее.

Т. Г. Динесман полагает, будто Лермонтов окончательно порывает с Россией (см.: Динесман 1981). Психологически это невозможно. Поэт, возможно, был выведен из себя, но создается впечатление, что со временем он успокоился. В конце концов, он ведь всякий раз возвращался из ссылок на родину. Не пади Лермонтов от руки Н. С. Мартынова, он вновь был бы в России.

Следует признать, что Лермонтов одновременно любил и ненавидел Россию. Амбивалентность это такое явление, когда человек не в состоянии согласовывать противоположные направления чувств.

На первый взгляд кажется, что данное стихотворение подчеркивает тот или иной аспект амбивалентности, однако при разборе творчества Михаила Юрьевича важно учитывать взаимодействие обеих сторон. Без осознания этого факта читателю не постичь суть произведений поэта.

В любом случае, чтобы обнаружить амбивалентность автора, не обязательно знать о том, при каких обстоятельствах исторических и биографических родилось стихотворение Прощай, немытая Россия... . Ясно, что между Лермонтовым и персонифицированной Россией случилась некая неприятность, и тут понадобилось придумать, вспомнить или пожелать нечто приятное. Еле сдерживаемый гнев поэта не мог быть беспричинным. Он должен был являться следствием нанесенной раньше обиды. Так сильно уязвить способно лишь любимое существо.

Михаил Юрьевич горячо переживал за Россию, иначе бы она не сумела его обидеть. Вот он и бичует ее с разящей отточенностью в стихотворении, которое больше похоже на эпиграмму, чем на лирическое стихотворение (ср.: Kaun 1943: 39). Написанное им это на самом деле ... железный стих, / Облитый горечью и злостью!.. (Лермонтов 1961 1962/ 1: 467) слова, которые в данном стихотворении выражают гнев ребенка, только что проснувшегося и увидевшего в сновидении свою утраченную мать. С точки зрения психоаналитика, озлобленность, несомненно, результат ущемленного нарциссизма.

Психоаналитик Хайнц Кохут утверждал, что деструктивный гнев вызван обидой, нанесенной моей самости (см.: Kohut 1977: 166). Его теории уже нашли себе применение при анализе литературных произведений (в 1990 г. вышла великолепная монография Джефри Бермана Нарциссизм и роман (J . Berman Narcissism and the Novel )).

Представление о том, что такое нарциссический гнев , имеет решающее значение для понимания многих событий в жизни Лермонтова, а также подтекста большинства его произведений: Нарциссический гнев многообразен, но у него есть особый психологический привкус, благодаря которому он занимает собственную нишу среди широкого спектра проявлений агрессивности человека. Жажда мщения, стремление исправить допущенную несправедливость, загладить обиду любым способом и глубоко укоренившаяся мания претворения в жизнь данных целей не дает покоя тем, кто испытал на собственной шкуре нарциссическую обиду вот черты, характерные для такого явления, как нарциссический гнев во всех его формах, и отличающие его от прочих видов агрессии (Kohut 1972: 380).

Данный факт не оправдывает Лермонтова, но помогает нам понять истоки его поведения. Михаил Юрьевич негодует против всего жизненного уклада, но сама грандиозность гнева выдает его собственную нарциссическую природу: И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, Такая пустая и глупая шутка... (Лермонтов 1961-1962/1: 468)

Лирический герой стихотворения удаляется за стену Кавказа и разражается гневом на столь обидевшую его Россию. В результате подобного творческого приема уход не кажется стыдливым . В стихотворении пристыжена Россия, а не Лермонтов. Или, говоря точнее, стыд, или вина, поначалу охватившая Михаила Юрьевича, была спроецирована вовне, на породивший ее объект. Когда тебя оскорбили, то первым делом надлежит выплеснуть наружу свои эмоции.

Но чем же Россия обидела Лермонтова? Ответ на этот вопрос дает сам текст стихотворения. Нет нужды напоминать о ссылке поэта на Кавказ. В противном случае мы не поймем притягательности стихотворения, особенно для русских политических эмигрантов.

Первая его строка не содержит ответа на интересующий нас вопрос, ибо вряд ли нечистоплотность ( немытая ) способна нанести оскорбление. Однако во второй строке страна рабов, страна господ читателю ясно говорят: Лермонтов, должно быть, был как-то порабощен , подчинен помимо своей воли некой внешней силой, олицетворением которой здесь является Россия (представляется невероятным, что он угнетал, а не его угнетали).

В то же время поэт не совсем отождествляет себя с русскими крепостными, ибо он рисует их преданными и покорными и негодует на присущий их природе мазохизм. Лермонтов, пожалуй, и ощущает некое порабощение, но он отвергает рабскую ментальность своих соотечественников. Стало быть, истоки его гнева необходимо искать в чем-то другом. Какими же действиями рабы и господа вызвали у нашего героя гнев? Что заставляет его скрыться за Кавказским хребтом?

Три заключительные строки дают ясный ответ: Сокроюсь от твоих паш й, / От их всевидящего глаза, / От их всеслышащих ушей . Царская администрация шпионила за Лермонтовым. Вот чем они оскорбили его. Им кое-что о нем известно (ибо они всё видят и слышат), а поэту желательно, чтобы они пребывали в неведении. Тут, пожалуй, Михаил Юрьевич преувеличивает. Грамматический параллелизм заключительного двустишия и впрямь явный перебор.

Как бы то ни было, но именно в этом двустишии выражено то, что чувствовал Лермонтов. Осознание вездесущности паш й мучило его. Грубо попиралось право на личную жизнь, и этим насилием был обусловлен его отъезд, независимо от того, вынужден ли он (ссылка) или доброволен (бегство). Вот тут-то русские читатели начинают прозревать. Им неизвестно, что же этакое знали о Лермонтове царские власти, но российские власти не спускали с него глаз и плодили наушников. Заключительные строки поэта попадают в яблочко.

Через его стихотворение красной нитью проходит следующая неприязненная мысль: Россия немыта благодаря своему отвратительному садомазохизму. Тот, кто осознал это, одержал над ней верх.

Если слежка паш й оскорбительна, то Лермонтов в ответ оскорбляет их тем, что ему известно: их шпионство это следствие садомазохизма. Его озарение одно из величайших оскорблений России, когда-либо начертанных на бумаге. Стихотворение Лермонтова является в своем роде психоаналитическим исследованием. В нем говорится о том, что русские обычно предпочитают не знать. Однако это знание не лечит от болезней.

Прощай немытая Россия... весьма занимательное стихотворение. В каждом русском сидит Нарцисс, которому хотелось бы, чтобы матушка-Россия получила по заслугам. Своим стихотворением Лермонтов как раз и расплачивается с ней по счетам.