Она (не) утонула?

25 ноября, 07:35
Сегодня, спустя двадцать лет после трагедии и на фоне общего противостояния с Западом, бывший командующий Северным флотом адмирал Попов вдруг рассказал, что наша подлодка столкнулась с натовской субмариной.

Нельзя сказать, что эта версия не рассматривалась. Более того, есть её продолжения.

Например, канадские журналисты телеканала «History Channel» и французский режиссёр Жан-Мишель Карре в 2005 году представили версию о торпедировании «Курска» американской подводной лодкой. Но в фильме «Курск - подводная лодка в мутной воде» авторы по-разному описывали учения в Баренцевом море, путая, в частности, роли американских кораблей, поэтому их размышления — это тоже всего лишь версия. По мнению журналистов, русские с самого начала учений знали о присутствии рядом кораблей US Navy и сразу после аварии подняли в воздух две эскадрильи самолётов для уничтожения подводных лодок противника. Бомбардировку убегающих американцев остановил личный приказ Владимира Путина.

Вот правду говорят, что вражеские газеты читать приятно, мы там всегда сильнее. Интересно, кто же это такой решительный принимал тогда сам такие решения, что без приказа начинал догонять коварного супостата?

В любом случае, и по версии адмирала Попова, и в варианте канадских расследователей, Путин знал о настоящей причине гибели «Курска». Знал, но не говорил. Вот зачем тогда адмирал Попов именно сейчас решил об этом рассказать в интервью? Ведь не может же это быть просто его желанием. Очевидно, что адмирал только спикер, обладающий соответствующей компетенцией. Его задача озвучить месседж.

Но, согласно теории коммуникаций, у этого послания должен быть адресат, и это отнюдь не широкая общественность. Главный вопрос, кто же реципиент этого сообщения и что в нем закодировано …кроме того, что американцы должны нам за одну лодку и жизни 118 подводников?

Перекладывание ответственности на гипотетического соперник

Возвращение социально-общественных настроений к началу 2000-х годов свидетельствует о вырождении государствообразующей идеи. Закольцовка системных сценариев читается повсеместно, в том числе и в возвращении в дискурс мотивов близкой и неминуемой трагедии: классическими триггерами, вызывающими общегражданское чувство упадка и состояние алертности являются темы терроризма и военных действий, к которым бывший командующий Северным флотом Владимир Попов отнес причины гибели АПЛ «Курск».

По мнению Попова, американская подлодка сблизилась с «Курском» слишком близко, и в результате столкновения на российской подлодке произошла детонация торпед. При этом Попов отметил, что никакие доказательства он не может выложить, хотя с вероятностью 90% знает наименование подлодки НАТО.

Сам Попов, назвав подлодку НАТО причиной трагедии, попытался увести взгляд от собственной вовлеченности и ответственности за произошедшее. Руководство Северного флота не предприняло никак мер по спасению затонувшей подлодки, спохватившись лишь тогда, когда уже некого было спасать. На Попове лежит ответственность за гибель моряков с «Курска», из-за чего возврат отставного адмирала из запасников является политическим ходом и отчасти шантажом.

Попов не в первый раз озвучивает такую версию событий, но масштабное освещение трагедии начала века в заговорщическом ключе получило поддержку именно сейчас. В период накала отношений между Россией и США антиамериканская позиция выгодна старым архитекторам рассыпающейся системы. Перекладывание ответственности на гипотетического соперника могло бы являться логичным обоснованием для повышения ставок с готовностью продемонстрировать силу, если бы не реальное положение дел, безвозвратное устаревание до трети носителей ЯО и общегражданское понимание последствий с нулевым доверием государству.